Принцип добросовестности

Принцип добросовестности

Принцип добросовестности является одним из основополагающих принципов международного права, которые применяются государствами в процессе заключения и выполнения международных соглашений, а также судебными и арбитражными органами при разрешении международных споров. Принцип добросовестности занимает наиболее видное место среди общих принципов права, признанных цивилизованными нациями. Его можно квалифицировать как фундаментальную и универсальную парадигму любого правопорядка независимо от его социальных, политических, экономических или культурных особенностей. Несмотря на то, что добрая совесть не может считаться императивной нормой (jus cogens), она тем не менее является первоосновой для любой правовой системы современного мира.

Принцип добросовестности требует от сторон вести дело честно и справедливо друг с другом, представлять свои мотивы и задачи правдиво и воздерживаться от получения несправедливых преимуществ, которые могли быть результатом буквального или непредполагавшегося толкования соглашения между ними. Добросовестность, с одной стороны, прямо запрещает какие-либо проявления скрытности, попытки ввести в заблуждение и случаи обмана, а с другой — предполагает поддержание отношений между государствами на основе справедливости, взаимного учета законных интересов, общей заинтересованности в обеспечении высокого уровня права в мировом сообществе, согласованности действий государств на правотворческой и правоприменительной стадиях.

Принцип добросовестности тесно связан с такими концепциям или принципами международного права, как «pacta sunt servanda», «эстоппель» и «молчаливое согласие», «равенство и справедливость» (см. Справедливость в международном праве) и, что не менее важно, «недопустимость злоупотребления правом».

Принцип добросовестности в международном договорном праве.

Принцип добросовестности в форме принципа добросовестного выполнения международных обязательств, возникший в форме международно-правового обычая pacta sunt servanda на ранних стадиях развития государственности, в настоящее время находит отражение в многочисленных двусторонних и многосторонних международных соглашениях.

В качестве общепризнанной нормы принцип добросовестности закреплен в Уставе ООН, статья 2 которого гласит, что для обеспечения всем государствам в совокупности прав и преимуществ, вытекающих из членства в организации, они должны «добросовестно выполнять обязательства, принятые на себя по настоящему Уставу».

Как было отмечено делегатом Колумбии во время конференции в Сан-Франциско:

Организация Объединенных Наций… должна провозгласить, что международная жизнь требует определенного минимального уровня нравственности в качестве нормативного принципа поведения народов. Этот уровень не может быть ничем иным, кроме полной добросовестности и верности данному слову.

В статье 13 Проекта Декларации о правах и обязанностях государств, принятого на первой сессии Комиссии международного права ООН (КМП) в 1949 г., указывается, что «каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства, возникающие из договоров и других источников международного права, и не может ссылаться на положения своей конституции или своих законов как на оправдание невыполнения им этой обязанности».

Статья 26 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. (далее – Венская конвенция), излагающая основополагающий принцип договорного права pacta sunt servanda. гласит, что «каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться».

Принцип добросовестности имеет непосредственное отношение к институту ответственности государств, являющегося частью действующего международного обычного права. Декларация ООН о принципах международного права 1970 г. раскрывая содержание принципа добросовестного выполнения международных обязательств, указывает что каждое государство обязано добросовестно выполнять свои обязательства:

  • по Уставу ООН;
  • вытекающие из общепризнанных принципов и норм международного права;
  • вытекающие из действительных и соответствующих международному праву договоров или других соглашений, участниками которых они являются.

В тех случаях, когда обязательства государств по международным соглашениям противоречат их обязательствам по Уставу ООН, обязательства по Уставу имеют преимущественную силу.

Государство может избежать ответственности за международно-противоправное деяние в том случае, когда оно действовало добросовестно, делая все возможное для выполнения своих обязательств. Например, пункт 1 статьи 46 Венской конвенции гласит, что государства не могут ссылаться на нарушение положений внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения обязательств по договору, если только «нарушение не было явным и не касалось нормы его внутреннего права особо важного значения». Затем в пункте 2 этой статьи явное нарушение определяется как «объективно очевидное для любого государства, действующего в этом вопросе добросовестно и в соответствии с обычной практикой».

Добросовестность также может быть смягчающим фактором при определении реституции. В своем комментарии к Проектам статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния КМП отмечает, что «вопрос о том, будет ли позиция третьей стороны препятствовать реституции, будет зависеть от обстоятельств, в том числе от того, действовала ли третья сторона в момент заключения сделки или вступления в оспариваемые права добросовестно».

Принцип добросовестности в международных судах и трибуналах.

Принцип добросовестности часто применяется Международным Судом при обсуждении правовых отношений между государствами.

В Англо-норвежском деле о рыболовстве 1951 г., Суд отметил:

принцип добросовестности требует, чтобы каждое признанное за государством право осуществлялось им честно и лояльно, без проявления обманного намерения или злого умысла. Любое замаскированное использование права с целью избежать соблюдения нормы права или договорного обязательства не допускается. Действие подобного образа представляет собой злоупотребление правом, запрещаемое международным правом.

В Делах о ядерных испытаниях (Австралия / Новая Зеландия против Франции, 1974 г.), Суд заявил, что:

одним из основных принципов, регулирующих создание и выполнение юридических обязательств независимо от их источника, является принцип добросовестности. Ответственность и доверие присущи международному сотрудничеству, особенно в эпоху, когда это сотрудничество во многих областях становится все более необходимым. Так же как правило pacta sunt servanda в праве договоров основывается на добросовестности, так и обязывающий характер международных обязательств, вытекающих из односторонних заявлений, основывается на этом принципе.

В своем Консультативном заключении о законности угрозы или применения ядерного оружия Международный Суд подчеркнул важность признания статьи VI Договора о нераспространении ядерного оружия как обязательства вести переговоры в отношении ядерного разоружения на основе принципа доброй совести заявив, что:

юридический смысл этого обязательства выходит за рамки простого обязательства поведения; обязательство в данном случае – это обязательство достичь точного результата – ядерного разоружения во всех его аспектах – путем принятия определенного курса поведения, а именно, продолжения переговоров по этому вопросу в духе доброй воли.

Принцип добросовестности при толковании международных договоров.

Принцип добросовестности распространяет свое действие на все стадии международного договорного процесса, в том числе и на процесс толкования международных договоров. Статья 31, пункт 1 Венской конвенции гласит:

договор должен толковаться добросовестно в соответствии с обычным значением, которое следует придать терминам договора в их контексте, а также в свете объекта и целей договора.

Толкование договора на основе принципа добросовестности означает строго объективный, без признаков произвола, злоупотребления правом и попыток получения незаконных преимуществ, подход к выяснению и уточнению намерения его участников, как оно нашло свое закрепление в тексте договора, с целью обеспечения наиболее полного и неукоснительного выполнения всех его предписаний.

Стороны договора должны воздерживаться от получения несправедливых преимуществ, которые могли быть результатом буквального толкования соглашения между ними, если строгая интерпретация формулировки не соответствует целям, задачам и духу соглашения. Кроме того, добросовестность требует, чтобы принцип эффективности (принцип эффективного толкования) применялся честно, четко и разумно, а не с целью неправомерно расширить значение международного договора за пределы явно выраженных или необходимо предполагаемых условий договора.