Общие принципы права

Общие принципы права

Общие принципы права — это основополагающие идеи, исходные положения, руководящие начала процесса формирования, развития и функционирования всех норм и институтов права. Общие принципы права определяют содержание и направленность его норм, обладают максимальной универсальностью, высшей императивностью, характеризуются системностью стабильностью, устойчивостью, общеобязательностью и объективным характером.

Главной функцией общих принципов в международном праве является восполнение пробелов и, как следствие, избежание ситуаций non liquet, когда суд не в состоянии вынести решение по причине отсутствия относимых норм международного права, а также устранение коллизий в процессе применения соответствующих норм.

Традиционный интерес в международном праве вызывает вопрос о правовой природе общих принципов права. Исторически первым появилось представление о том, что общие принципы права — это нормы, совпадающие (и в этом смысле общие) для совокупности национальных правовых систем или основных правовых систем мира. Такие нормы признаются регуляторами в сфере международных отношений уже в силу факта своей идентичности.

Другое значение понятия общих принципов права соотносится с принципами, сформированными в рамках международно-правовой системы. В этом смысле термин «общий» не относится ко всем или большинству систем права, как это подразумевают общие принципы национального права, но указывает на принципы, которые обычно применяются во всех случаях одного и того же рода, регулируемых международным правом (например, принцип невмешательства во внутренние дела государства).

Также существует позиция, в соответствии с которой общие принципы права имеют межсистемный характер, находят отражение во всех видах правоотношений, независимо от правового режима, к которому они принадлежат, будь то национальное право, международное право, внутреннее право международных организаций или любая другая автономная система права. Эти принципы необходимы для нормального функционирования правовых отношений в организованных обществах, например, такие как требование соблюдать принятые по договору обязательства.

Наконец, некоторые авторы под общими принципами права понимают нормы, которые можно охарактеризовать как правила юридической техники или юридической логики, которые определят правовые следствия, возникающие в результате коллизии правовых ситуаций (например, нормы jus cogens имеют более высокую юридическую силу по отношению к межгосударственным соглашениям).

Из вышеизложенного очевидно, что концепция общих принципов права может относиться либо к принципам, вытекающим из национально или международного права, либо к принципам, не ограниченным какой-либо конкретной правовой системой, и, наконец, к технико-юридическим правилам.

Общие принципы национальных правовых систем.

Концепция общих принципов права как совпадающих принципов в национальном праве различных государств уходит конями к римскому праву нардов (jus gentium).

Право народов появилось в Древнем Риме, когда Рим стал центром всемирной торговли. С развитием торговли, в Римскую Республику стали прибывать торговцы из разных стран, которые именовались перегринами (иностранцами). Так как цивильное право (jus civile) не предусматривало для иностранцев никакой защиты, возникла необходимость урегулирования правовых отношений как между иностранцами на территории Рима, так и между римскими гражданами и иностранцами. Разбором таких споров занимался перегринский претор, уполномоченный принимать решение ex aequo et bono.

Поскольку применение правовых принципов стало весьма распространенным делом, становилось все более очевидным, что определенные основные идеи и принципы права являются общими для всех народов. Со временем в результате правотворческой деятельности преторов эти общепринятые принципы сложились в отдельную систему права, изначально совершенно независимую от цивильного права, но впоследствии слившуюся с ним в единую систему.

Jus gentium очень похоже на то, что сегодня называют общими принципами права, применяемыми in foro domestico. Оно берет свое начало в частном праве и состоит из принципов, общих для правоотношений в целом. Гай определяет его как: «право, которое между всеми людьми установил естественный разум, которое применяется и защищается одинаково у всех народов».

Право, регулировавшее отношение между физическими лицами, не отличалось от права между организованными социальными группами и не выделялось в самостоятельную систему права, соответствующую современному пониманию международного права. Тем не менее, jus gentium содержал множество принципов, которые могли применяться для урегулирования отношений как между отдельными лицами, так и между организованными образованиями, сношения которых основаны на правовой координации.

Принимая во внимание, что международное право – это одна из отраслей права в целом, у которой предмет регулирования отличается от внутригосударственного права, вполне закономерно, что принципы, берущие свое начало в частном праве, могут применяться и на международном уровне. Ссылка на естественный разум как на источник принципов, которым обычно подчиняются все народы, дает только объяснение происхождения, но не подразумевает, что теория естественного права является основой их обязательной силы.

Общие принципы международных правовых отношений.

Хотя международные отношения существовали задолго до образования современных государств в Европе, проведение теоретического разграничения между jus gentium и jus inter gentes приписывается испанским схоластам XVI века, в частности Франсиско де Витория. Таким образом, право между народами выделилось как право, регулирующее отношения между народами. В позднем Средневековье и в начале Нового времени его стали рассматривать как часть jus gentium, которое могло применяться как к отношениям между государствами, так и к отношениям между физическими лицами.

Эти принципы не являлись продуктом позитивного законотворчества; скорее, о них знали без какого-либо конкретного представления об их происхождении. Общие принципы права, вытекающие из взаимоотношений отдельных лиц, могли применяться в качестве jus inter gentes только с соответствующими изменениями, т.е. они должны быть адаптированы к особому характеру международных отношений.

Более того, существуют общие принципы, которые по самой природе международного права могут применяться только в международных отношениях, но ни в каких других системах права. Международные отношения являются прямым источником таких принципов; они не могут возникнуть ни в каком другом правовом контексте. Наиболее яркими примерами являются принципы, вытекающие из суверенного равенства государств (см. Суверенитет; Суверенное равенство государств).

Такая категория «общих принципов права» приближается к категории «основных принципов международного права», если последние толковать расширительно. Принципы неприменения силы и угрозы силой, сотрудничества, мирного разрешения споров, невмешательства во внутренние дела и другие давно приобрели значение общих принципов права. Они прочно заняли свое место не только в международном публичном, но и в международном частном праве, и в большинстве национально-правовых систем мира.

Общие принципы права, применимые ко всем видам правовых отношений.

Общие принципы права также могут быть такими принципами, которые регулируют все виды правовых отношений в любой правовой системе и между любыми субъектами права. Они являются необходимой предпосылкой жизни в правовом обществе и не берут свое начало ни в частноправовых отношениях, ни в праве между организованными сообществами, в частности между государствами.

Некоторые из этих принципов являются основными элементами права, которые имеют точно определенное значение только тогда, когда применяются в конкретных правовых ситуациях. В рамках данной группы наиболее важный принцип требует, чтобы правовые отношения велись добросовестно (см. Принцип добросовестности). Что именно под этим подразумевается невозможно выразить в абстрактных понятиях, но можно точно установить применительно к конкретным обстоятельствам отдельной правовой ситуации. Внутреннее законодательство ряда государств предусматривает, что контракты должны выполняться добросовестно; того же принципа придерживается и международное право.

Другим примером является концепция справедливости, которую Международный Суд назвал «общим принципом, непосредственно применимым в качестве права» (Дело о континентальном шельфе между Тунисом и Ливией, 1982) (см. Справедливость в международном праве). Что именно означает справедливость, может быть установлено только в отношении определенного дела, решение по которому должно приниматься в соответствии с принципами справедливости.

Другие принципы, применимые к любому виду правовых отношений, более конкретны, например, англосаксонское правило эстоппель — лишение стороны спора права ссылаться на какие-либо факты или обстоятельства в обоснование своих притязаний. Международное право также признает данный принцип.

Еще одним примером такого рода является знаменитая максима pacta sunt servanda, которая выражается более конкретно, чем другие подобные общие принципы права, такие как добросовестность или справедливость, поскольку предписывает определенное поведение для партнеров по соглашению; с другой стороны, его юридическая сила возникает только в связи с надлежащим образом заключенными соглашениями.

Обсуждаемые до сих пор принципы относятся к элементам любой работоспособной системы права. Однако, существуют еще и принципы, олицетворяющие основные ценности, которые должны быть гарантированы любой развитой правовой системой. Это морально-этические нормы, которые на нынешнем этапе развития человеческой цивилизации рассматриваются как необходимые принципы для сосуществования человека в организованном обществе. Именно к данной категории относится основные права и свободы человека.

Принципы юридической логики.

Общие юридические концепции, логические правила, способы правовой техники, которые используются при толковании и применении правовых норм не могут быть названы принципами в собственном смысле слова. Тем не менее, они часто включаются в категорию принципов, присущих функционированию любой правовой системы, как международной, так и национальной. Советская теория права даже рассматривала такие технико-юридические правила в качестве единственных общих принципов права, поскольку считалось, что нормативные принципы права не могут быть общими для социалистического и буржуазного права.

Примеры подобных логических заключений, влекущих юридические последствия, представлены максимами:

  • lex specialis derogat legi generali – специальный закон отменяет действие общего;
  • lex posterior derogat legi priori – более поздний закон отменяет более ранний;
  • nemo plus iuris ad alium transferre potest, quam ipse haberet – никто не может передать другому больше права, чем имеет сам;
  • expressio unius est exclusio alterius – выбор одного исключает все остальное.

Эти и аналогичные им принципы не имеют собственного содержания; они составляют часть технической структуры права.

Comments
  1. Александр
  2. Кристина
  3. Марина
  4. kabinet-es-pfrf.ru
  5. coronavirusonlayn.ru
  6. coronavirusonlayn.ru
  7. coronavirusonlayn.ru