Неприменение силы или угрозы силой

Принцип неприменения силы

Принцип неприменения силы или угрозы силой заключается в обязанности государств воздерживаться в международных отношениях от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности и политической независимости других государств. Этот принцип был закреплен в Уставе Организации Объединенных Наций в результате продолжительной эволюции современного международного права и получил дальнейшее развитие и конкретизацию в ряде международных договоров и многочисленных декларациях и резолюциях Организации Объединенных Наций. Многие авторы относят принцип неприменения силы к числу императивных норм международного права (jus cogens), что подтверждает фундаментальную важностью данного принципа и свидетельствует о его всеобщем признании.

Принцип неприменения силы или угрозы силой действует в тесной взаимосвязи с такими основными принципами международного права, как суверенитет и суверенное равенство государств, мирное разрешение международных споров, территориальная целостность государств, нерушимость государственных границ, невмешательство во внутренние дела, а также сотрудничество и добрососедские отношения между государствами.

Для отдельных государств принцип неприменения силы или угрозы силой имеет значение не только в их международных отношениях, но и в поддержании гражданского мира, предотвращения внутренних войн и вооруженных конфликтов. Поэтому устанавливаются запреты на использование вооруженных методов достижения политических и социальных целей, организацию переворотов и мятежей, создание незаконных вооруженных группировок, пропаганду войны и разжигание социальной ненависти.

История становления и развития принципа неприменения силы и угрозы силой

Становление принципа неприменения силы или угрозы силой произошло в XX в. До этого международное сообщество считало обращение к войне как к способу урегулирования международных разногласий и споров естественной функцией государства, его неотъемлемым правом. Об этом писал в своем знаменитом труде «О праве войны и мира» (1625 г.) Гуго Гроций. Он подчеркивал: «право… народов, установленное волею, а также законы и обычаи всех народов, как об этом в достаточной мере свидетельствует история, отнюдь не осуждают войны». Известный английский юрист Л. Оппенгейм отмечал, что «с точки зрения права война представлялась естественной функцией государства и прерогативой его неограниченного суверенитета».

Принятые на Гаагских конференциях мира 1899 и 1907 гг. Конвенции о мирном решении международных столкновений и об ограничении применения силы при взыскании по договорным долговым обязательства не отменяли права государства на войну (jus ad bellum), а лишь призывали государства «по возможности» предупреждать обращение к силе, «насколько позволят обстоятельства».

В системе Лиги Наций были предприняты более серьезные усилия по ограничению права государств на войну. Так, ст. 11 Пакта Лиги Наций (1919 г.) прямо объявляла, что всякая война или угроза войны «интересует Лигу в целом». Однако конкретные правовые нормы данной системы были далеки от всеобщего запрета на применение силы. Ст. 12 Пакта Лиги Наций запрещала странам прибегать к войне до того, как спор будет подвергнут третейскому или судебному разбирательству, и в течение трехмесячного срока после вынесения решения, тем самым предусматривая, по сути, лишь мораторий на военные действия. Только в особых случаях члены Лиги были лишены права прибегать к войне, а именно против другого члена, который добросовестно выполнил вынесенное третейским судом решение или постановление Постоянной палаты международного правосудия (ст. 13 (4) и ст. 15 (6) Пакта Лиги Наций).

Первым многосторонним договором, запретившим обращение к войне, стал Договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 г. (Пакт Бриана-Келлога). В ст. 1 Договора его участники заявили, «что они осуждают метод обращения к войне для урегулирования международных конфликтов и отказываются в своих взаимоотношениях от войны в качестве орудия национальной политики». К 1939 г. к пакту присоединились 63 государства, что несомненно делало его универсальным документом, учитывая количество государств, существовавших в то время. Вместе с тем Договор имел два существенных недостатка. Отсутствовали санкции за нарушение установленного в нем запрета. Запрет касался исключительно «войны» в собственном смысле этого слова, что практически привело к тому, что военные действия, которые по существу нарушали Договор, более не объявлялись в качестве войны (напр., нападение японских войск на Китай в 1930-е гг.).

Качественно новым этапом в развитии принципа неприменения силы стало принятие Устава ООН, который не ограничился запрещением агрессивной войны, а провозгласил в п. 4 ст. 2: «Все члены ООН воздерживаются в их международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями Объединенных Наций».

Значение термина «сила»

Содержание принципа неприменения силы или угрозы силой определяется прежде всего значением термина «сила», который в контексте Устава ООН должен строго толковаться как относящийся исключительно к военной или вооруженной силе. Пункт 7 преамбулы Устава ООН указывает, что одной из целей Организации Объединенных Наций является «обеспечить…, чтобы вооруженные силы применялись не иначе, как в общих интересах», а ст. 44 свидетельствует о том, что термин «сила» используется в Уставе ООН, когда он относится к применению вооруженной силы. Такое узкое толкование также подтверждается подготовительными материалами Устава ООН, поскольку на конференции в Сан-Франциско предложение Бразилии о распространении запрета на экономическое принуждение было однозначно отклонено. Кроме того, установившаяся международная практика государств и международных организаций, включая положения Декларации о принципах международного права 1970 г., рассматривает как подпадающие под запрет на применение силы только случаи, связанные с применением вооруженной силы, подтверждая тем самым узкое толкование данного термина.

Таким образом, использование мер политического или экономического характера (напр., санкции в виде эмбарго, бойкота, замораживания вкладов, введение индивидуальных санкций в отношении отдельных лиц и структур) в отдельных случаях может противоречить принципу невмешательства во внутренние дела государств, но само по себе не является нарушением принципа неприменения силы, ни в соответствии с Уставом ООН, ни в соответствии с международным обычным правом.

Кроме того, использование невоенных форм физической силы, таких как преднамеренное трансграничное воздействие на природные объекты (напр., перекрытие трансграничных рек или каналов), провоцирование вынужденной массовой миграции и потока беженцев на практике никогда не рассматривалась в свете действия принципа неприменения силы. То же самое верно и в отношении компьютерных сетевых атак на информационные системы другого государства, хотя нынешняя и будущая практика государств в этой сфере может привести к иной интерпретации рассматриваемого принципа, учитывая тот факт, что разрушительный потенциал атак с использованием информационных технологий сопоставим по своим последствиям с вооруженным нападением.

Содержание принципа неприменения силы или угрозы силой

Нормативное содержание принципа неприменения силы или угрозы силой получило развитие в Декларации о принципах международного права 1970 г., резолюции ГА ООН «Определение агрессии» 1974 г., Хельсинском акте СБСЕ 1975 г., Декларации ООН об усилении эффективности принципа отказа от угрозы силой или ее применения в международных отношениях 1987 г.

В современном международном праве расцениваются как применение силы и являются абсолютно запрещенными следующие деяния:

  • применение силы или угрозы силой с целью с целью изменения существующих границ другого государства или как средство разрешения территориальных споров и вопросов, касающихся государственных границ;
  • военная оккупация территории другого государства или ее приобретение в нарушение норм международного права;
  • акты репрессалий, связанных с применением вооруженных сил;
  • организация или поощрение организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства;
  • организация, подстрекательство, оказание помощи или участие в актах гражданской войны или террористических актах в другом государстве;
  • предоставление государством своей территории другому государству, которое использует ее для совершения агрессии против третьего государства;
  • нарушение демаркационных линий, таких как линии перемирия;
  • блокада портов или берегов другого государства;
  • любые насильственные действия, препятствующие народам осуществить законное право на самоопределение, свободу и независимость.

Исключения из принципа неприменения силы или угрозы силой

Современное международное право знает три исключения из принципа неприменения силы или угрозы силой. Применение силы является правомерным лишь в порядке осуществления права на самооборону в случае вооруженного нападения, по решению Совета Безопасности для устранения любой угрозы или нарушения международного мира и безопасности и в порядке осуществления права колониальных народов и национально-освободительных движений на борьбу за свою свободу и независимость.

Право на самооборону в случае вооруженного нападения. Статья 51 Устава ООН признает неотъемлемое право государств «на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех нор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности». Основанием самообороны может быть только вооруженное нападение, но не гуманитарные основания (гуманитарная интервенция). Международный суд в своем решении по делу Никарагуа отверг ссылку США на самооборону под предлогом защиты прав человека: «В случае права на индивидуальную самооборону использование этого права может иметь место только, если соответствующее государство явилось жертвой вооруженного нападения».

Применение силы по решению Совета Безопасности ООН. Применение силы по решению Совета Безопасности ООН осуществляется им после установления существования любой угрозы миру, любого факта нарушения мира или акта агрессии (ст. 39 Устава ООН). Для осуществления своих решений Совет может потребовать от государств-членов ООН применения мер, не связанных с использованием вооруженных сил, например таких, как полный или частичный перерыв экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, телеграфных, радио- или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений (ст. 41). Если Совет сочтет, что эти меры могут оказаться недостаточными, он имеет право предпринимать такие действия воздушными, морскими или сухопутными силами государств–членов ООН, какие окажутся необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности, включая демонстрации, блокаду и другие военные операции (ст. 42).

Право колониальных народов и национально-освободительных движений на борьбу за свою свободу и независимость. Генеральная Ассамблея ООН в своей резолюции 2105 (XX) от 20 декабря 1965 г. признала «законность борьбы, которую ведут народы, находящиеся под колониальным владычеством, за осуществление своего права на самоопределение и независимость». В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 3103 (XXVIII) от 12 декабря 1973 г. также подтверждается, что «борьба народов, находящихся под колониальным и иностранным господством и игом расистских режимов, за осуществление своего права на самоопределение и независимость является законной и полностью соответствует принципам международного права».

Литература

  • Гетьман-Павлова, И. В. Международное право: учебник для академического бакалавриата / И. В. Гетьман-Павлова. – М.: Издательство Юрайт, 2014.
  • Давитадзе М. Д. Принцип неприменения силы и угрозы силой как Гарант мира и безопасности человечества // Вестник экономической безопасности. 2018. №2.
  • Доклад специального комитета по усилению эффективности принципа неприменения силы в международных отношениях. Док. ГА ООН, Доп. № 41 А/41/41, 1986.
  • Ильинская О. И. Формирование принципа запрещения агрессивных войн до создания организации объединенных Наций // Lex Russica. 2017. №8.
  • Опарина М. В. Правовое регулирование применения силы в международных отношениях // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. 2010. №4 (47).
  • Умнова (Конюхова) И. А. Конституционное право и международное публичное право: теория и практика взаимодействия: Монография / И. А. Умнова (Конюхова). – М.: РГУП, 2016.
  • Цыганков П. А. Теория международных отношений: учебник для академического бакалавриата / П. А. Цыганков. – М.: Юрайт, 2016.
  • Oliver Dörr, Use of Force, Prohibition of, in Rüdiger Wolfrum (ed.), Max Planck Encyclopedia of Public International Law.
Comments
  1. Мила

Добавить комментарий для Мила Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *