Химическое оружие

Химическое оружие

Химическое оружие — это любое химическое вещество, специально предназначенное для смертельного поражения или умышленного причинения вреда за счет его токсических свойств.

Химическое оружие следует отличить от обычного оружия и от биологического оружия. Его действие основано не на использовании энергии взрывчатых веществ или зажигательных смесей (как в случае большинства обычных вооружений), а токсических свойствах отравляющих веществ. Живые патогенные микроорганизмы (например, сибирская язва), предназначенные для смертельного поражения или причинения иного вреда людям, сельскохозяйственным животным и растениям, считаются биологическим оружием. Неживые токсичные вещества, вырабатываемые живыми организмами, называются токсинами (например, ботулинический токсин, рицин и сакситоксин), их можно рассматривать и в качестве химических, и в качестве биологических агентов.

Поскольку даже при ограниченном применении химическое оружие способно вызвать массовые потери вплоть до нанесения необратимого урона окружающей среде и государствам, последствия его применения можно определить и контролировать только в незначительной степени, а способ поражения не позволяет обеспечить различие между комбатантами и гражданскими лицами, химическое оружие считается оружием массового поражения.

Определение химического оружия

Самое широкое определение химического оружия в действующем международным праве содержится в ст. II Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении 1993 г. (Конвенция по химическому оружию, КХО). В ст. II КХО используется так называемый «критерий общей цели», в соответствии с которым любые токсичные химикаты (а также их прекурсоры) будут являться химическим оружием, если только они не предназначены для «целей, не запрещенных по Конвенции», и виды и количества соответствуют таким целям. «Критерий общей цели» является центральным элементом КХО, закрывающим возможные пробелы, которые могут возникнуть в связи с развитием технологий и появления потенциальных кандидатов на использование в качестве химического оружия, — как только появляется новый токсичный химикат, не имеющий гражданского применения, он без дополнительных процедур немедленно попадает в сферу охвата КХО.

В определение химического оружия КХО также включаются боеприпасы и устройства, специально предназначенные для приведения в действие токсичных свойств химикатов, используемых как химическое оружие, а также любое оборудование необходимое для применения этих боеприпасов и устройств.

Виды химического оружия

Химическое оружие различают по следующим характеристикам: военному назначению, быстроте наступления поражающего действия, стойкости применяемого отравляющего вещества (ОВ), физиологическому действию ОВ на организм.

По военному назначению: поражение живой силы; уничтожение растительности (фитотоксиканты); разрушение или приведение в негодное для эксплуатации состояние материальных средств – инфраструктуры, транспорта, сооружений, оборудования и т. д.

По быстроте наступления поражающего действия: быстродействующее (не имеет периода скрытого действия); медленнодействующее (обладает периодом скрытого действия, длящегося от одного до нескольких часов).

По стойкости применяемого ОВ: стойкое (поражающая концентрация сохраняется в течение нескольких часов и суток); нестойкое или летучее (поражающая концентрация сохраняется несколько десятков минут).

По физиологическому действию ОВ на организм: нервнопаралитические, кожно-нарывное, общеядовитое, удушающие, раздражающие, психохимическое.

История применения химического оружия

Отравляющие вещества использовались в качестве средства ведения войны с незапамятных времен. В частности, с древнейших времен в военных действиях использовались ядовитые пары. Еще в 2000 г. до н.э. они применялись в Индии, и есть сведения о применении ядовитых паров от горящей смолы и серы во время Пелопоннесской войны (431-404 гг. до н. э.).

Во ходе Первой мировой войны, начиная с битвы при Ипре, Бельгия в 1915 году, использование ядовитых газов приняло широкие масштабы, что привело к массовым потерям среди военнослужащих и мирного населения. В целом, к концу Первой мировой войны жертвами химического оружия стало более миллиона человек.

В период между мировыми войнами испанские и французские войска сбрасывали с самолетов бомбы с горчичным газом (ипритом) для подавления берберского восстание в испанском Марокко во время Рифской войны (1921–1927). Химическое оружие также применялось Италией в конфликте с Эфиопией (1935–1936.), вероятно, в качестве возмездия (репрессалии). Кроме того, его без разбора применяла японская армия в ходе Японо-китайской войны (1937–1938).

Во время Второй мировой войны в европейской зоне боевых действий химическое оружие не применялось. Тем не менее, Япония, вероятно, использовала его в Азии, среди прочего, в октябре 1941 г. во время битвы при Цзаоян и Ичан.

В ходе войны во Вьетнаме (1962–1971) американские войска распыляли различные химические вещества (в частности, «Agent Orange») для уничтожения растительности. В ноябре 2004 года при штурме иракского города Эль-Фаллуджа американская армия применяла запрещенные кассетные бомбы и боеприпасы с белым фосфором, обладающим высокой токсичностью.

Международно-правовое запрещение химического оружия

Правовые ограничения на использование химического оружия в вооруженных конфликтах начали устанавливаться в конце XIX века, хотя еще в 1675 г. между Францией и Священной Римской империей было заключено Страсбургское соглашение, которое запрещало договаривающимся сторонам использовать «вероломные и отвратительные» устройства и отравленные пули.

Первой попыткой ограничить применение химического оружия был составленный на созванной в 1874 г. по инициативе императора Александра II (1818–1881) Брюссельской конференции проект Международной декларации о законах и обычаях войны, в котором запрещалось, в том числе, «использовать яд или отравленное оружие». Однако подавляющее большинство государств-участников поддержать проект отказалось. Сопротивление вызвали не отдельные его положения, а сама идея ограничения войны какими-то международными правилами.

Важным шагом на пути запрещения химического оружия стала принятая на Первой мирной конференции в Гааге в 1899 г. Конвенция о законах и обычаях сухопутной войны. Статья 23 Приложения к Конвенции запрещала «употреблять яд или отравленное оружие». Также в Гааге была принята специальная Декларация о неупотреблении снарядов, имеющих единственным назначением распространять удушающие или вредоносные газы. Однако определения самого предмета запрещения – что следует понимать под понятием «яды», «отравленное оружие», «удушающие или вредоносные газы» – были нечеткими и допускали многозначность толкования.

В свете опыта Первой мировой войны, в ст. 171 Версальского мирного договора (1919), ссылаясь на уже существующий запрет на использование «удушающих, ядовитых или других газов и всех аналогичных жидкостей, материалов или устройств», вводился запрет на их производство и импорт в Германию. Это была первая попытка дополнить запрет на применение химического оружия мерами по контролю над вооружениями и разоружению.

В ходе подготовки Вашингтонского морского соглашения 1922 г. был подписан документ – Договор об использовании подводных лодок и отравляющих газов, однако он так и не вступил в силу и остался в виде декларации о намерениях.

Три года спустя, 17 июня 1925 года, был принят Женевский протокол о запрещении применения на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств (Женевский протокол). Стороны Женевского протокола считая, что «применение на войне удушливых, ядовитых или других подобных газов, равно как и всяких аналогичных жидкостей, веществ и процессов, справедливо было осуждено общественным мнением цивилизованного мира» заявили:

поскольку они не состоят уже участниками договоров, запрещающих это применение, признают это запрещение, соглашаются распространить это запрещение на бактериологические средства ведения войны и договариваются считать себя связанными по отношению друг к другу условиями этой декларации.

Тем не менее у Протокола был ряд существенных недостатков, в том числе, он не запрещал разработку, производство или накопление химического оружия.

К 1939 году, когда началась Вторая мировая война, Женевский протокол ратифицировали 32 государства; по состоянию на июль 2020 г. под давлением Организации Объединенных Наций его участниками стали 145 государств.

13 января 1993 года в Париже была принята Конвенция по химическому оружию. В соответствии с положениями КХО, каждое государство-участник обязуется не разрабатывать, не производить, не применять химическое оружие и не проводить никаких военных приготовлений к его применению. Имеющееся оружие подлежит полному уничтожению. Вместе с тем государства-участники имеют право разрабатывать, производить и использовать токсичные химикаты и их прекурсоры в специально оговоренных, но не запрещаемых КХО гражданских целях. По состоянию на май 2018 года 193 государства стали участниками КХО и приняли на себя ее обязательства.

Запет на применение химического оружия также подкрепляется общими нормами ведения войны. Среди этих норм особенно актуальны запрет нападений на гражданское население, нападений неизбирательного характера и нападений, причиняющих чрезмерный ущерб гражданскому населению или гражданским объектам по отношению к предполагаемому военному преимуществу (принцип пропорциональности).

Контроль над химическими вооружениями

Необходимость дополнения запрета на применение химического оружия мерами по контролю над вооружениями и разоружению впервые была признана в ст. 171 Версальского договора. Попытки Лиги Наций в межвоенный период добиться полного запрета химического оружия потерпели неудачу. После Второй мировой войны ФРГ и Австрия отказались от владения химическим оружием на основе Парижского протокола III 1954 г. к Брюссельскому пакту 1948 г. и Австрийского государственного договора 1955 г. соответственно. После Вьетнамской войны в 1977 г. была принята Конвенция о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду, направленная на защиту человечества от методов ведения войны, основанных на пагубном воздействии на окружающую среду.

В свете затянувшихся переговоров по КХО, 1 июня 1990 г. СССР и США подписали двустороннее Соглашение об уничтожении и непроизводстве химического оружия и о мерах по содействию многосторонней Конвенции о запрещении химического оружия. В соответствии с этим Соглашением 50% совокупных запасов химического оружия каждого государства должны быть уничтожены к 31 декабря 1999 г., а к 31 декабря 2002 г. его суммарное количество должно было быть сокращено до 5000 т. Соглашение так и не вступило в силу в связи завершением согласования многосторонней Конвенции.

В 1993 году после 24 лет переговоров была принята Конвенция по химическому оружию. Конвенция запрещает разработку, производство, накопление и применение химического оружия, а также учреждает Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) с штаб-квартирой в Гааге, Нидерланды, которая должна осуществлять контроль за соблюдением положений Конвенции.

Опирающийся на широкую дефиницию химического оружия, основанную на «критерии общей цели» (использование в гражданских и правоохранительных целях не запрещено) и предусматривающее уничтожение химического оружия и объектов по его производству, режим КХО усилен всеобъемлющим механизмом проверки, включая стандартные и специальные процедуры, подробно описанные в Приложении по осуществлению и проверке. Главная цель данного механизма создать у сторон КХО уверенность в том, что выгоды от принятия обязательств ОЗХО перевешивают издержки.

Систематические проверки являются основным средством обеспечения соблюдения положений Конвенции. В их основу положено разделение обязанностей между Техническим секретариатом ОЗХО и сторонами КХО. Государства-участники должны представлять первоначальные и ежегодные объявления (ст. III, VI КХО) в отношении, среди прочего, химического оружия, старого и оставленного химического оружия, а также объектов по производству химического оружия. Технический секретариат имеет право проверять точность заявленной информации с помощью самых разных средств, от постоянного мониторинга при помощи приборов, устанавливаемых на месте, до периодических осмотров (военных и промышленных объектов) инспекционными группами.

Наиболее инновационным элементом Конвенции по химическому оружию является механизм инспекций по запросу. Этот инструмент позволяет каждому государству-участнику, если имеются сомнения в соблюдении Конвенции, просить ОЗХО проинспектировать любое место или объект на территории другого государства-участника, причем последнее не может отказаться допустить такую инспекцию.

Кроме инспекций по запросу, существует возможность проведения расследования предполагаемого применения химического оружия по запросу государства-участника. Расследование может быть инициировано в соответствии либо со ст. IX, либо со ст. X КХО. Первый случай представляет собой ситуацию инспекции по запросу, когда государство-участник запрашивает инспекцию на месте на территории другого государства-участника на основе вызывающей доверие информации, что там было использовано химическое оружие. Во втором случае государство-участник запрашивает помощь и защиту от применения химического оружия против него в соответствии с п. 8 ст. X КХО.

Разоружение и уничтожение химического оружия

Под уничтожением химического оружия понимается процесс, посредством которого химикаты преобразуются по существу необратимым образом в состояние, непригодное для производства химического оружия, и который необратимо делает непригодными к использованию боеприпасы и другие устройства как таковые.

Каждое государство-участник Конвенции по химическому оружию должно представить общий план уничтожения химического оружия, который включает в себя график, приведенный в соответствие с установленными КХО сроками уничтожения, перечень видов и количеств химического оружия, подлежащего уничтожению на каждом объекте по уничтожению химического оружия, сметы расходов и способы уничтожения, а также любые проблемы, которые могли бы неблагоприятно сказаться на национальной программе уничтожения.

То, каким образом государство будет избавляться от химического оружия, оставлено на его усмотрение, однако из-за экологической опасности для этого не могут быть использованы следующие способы: затопление в водоемах, захоронение в земле или сжигание на открытом воздухе. Химическое оружие должно уничтожаться только на специально выделенных и соответствующим образом сконструированных и оснащенных объектах.

В соответствии со ст. IV Конвенции по химическому оружию уничтожение химического оружия должно начаться не позднее чем через два года после вступления в силу Конвенции для государства-участника и закончиться не позднее, чем через 10 лет после вступления Конвенции в силу (т. е. 29 апреля 1997). Однако ни одна страна не достигла полной ликвидации своих запасов в установленные сроки.

По состоянию на февраль 2021 года было уничтожено 98,39% объявленных в мире запасов химического оружия. Россия полностью ликвидировала свои запасы химического оружия – 27 сентября 2017 г. был уничтожен последний химический боеприпас. В США уничтожено 75 % запасов химического оружия, а их полное уничтожение планируется завершить в 2023 г.

Литература

  • Пунжин С. М. Химическое оружие и международное право. М.: Волтерс Клувер, 2009.
  • Шило Н. И. Первые попытки запрещения химического оружия // Вестник войск РХБ защиты. 2018. Т. 2. № 1. C. 48-69.
  • Thilo Marauhn. Chemical Weapons and Warfare // The Law of Armed Conflict and the Use of Force: The Max Planck Encyclopedia of Public International Law, ed. Rüdiger Wolfrum. Oxford: Oxford University Press, 2017.
Comments
  1. Роман
  2. Виталий
  3. Лариса
  4. Вероника

Добавить комментарий для Вероника Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *