Территориальное море.

Территориальное море

Территориальное море — это примыкающий к сухопутной территории и внутренним водам морской пояс, над которым прибрежное государство в соответствии с международным правом осуществляет суверенитет и юрисдикцию, при условии соблюдения общего права на мирный проход иностранных судов. Допустимая ширина территориального моря менялись с течением времени.

В традиционной юридической литературе встречается большое разнообразие точек зрения на правовой характер территориального моря. С одной стороны, территориальное море рассматривалось всего лишь как совокупностью юрисдикционных прав, но оставалось res communis и, следовательно, находилось за пределами национального владения (взгляд, приписываемый Карво). С другой стороны, территориальное море считалось находящимся под абсолютным суверенитетом и владением прибрежного государства, за исключением права прохода для судов всех наций (Бинкершок). Между этими крайними взглядами находилась концепция, согласно которой территориальное море являлось совокупностью сервитутов, а прибрежное государство не было ни его владельцем, ни его сувереном (Ла-Праделлом).

Современное представление, по-видимому, основано на компромиссе между исключительном правом прибрежного государства на допуск иностранных судов в свое территориальное море и правом других государств на свободный от излишних ограничений проход судов. В Женевской конвенции о территориальном море и прилежащей зоне от 29 апреля 1958 года говорится, что суверенитет государства «распространяется на морской пояс, примыкающий к его берегу и называемый территориальным морем» (ст. 1), на «воздушное пространство» над ним, «равно как и на поверхность и недра его дна» (ст. 2), который должен «осуществляется с соблюдением постановлений настоящих статей и других норм международного права» (ст. 1.2). Положения статьи 2 Конвенции по морскому праву 1982 года по сути отражают ту же самую позицию. В независимости от доктринальных разногласий, очевидно, что, поскольку международным правом допускается суверенитет государств над территориальным морем, государство может рассматривать эти воды как часть своей территории.

Историческое развитие правовых норм.

Ширина территориального моря.

В прошлом лишь незначительное число стран имели непосредственный интерес к Мировому океану. В XVI и XVII веках такие государства, как Испания, Португалия и Англия, претендовали на территориальный суверенитет над обширными районами Мирового океана, главным образом с целью монополизации рыболовства, торговли и коммуникации. Как реакция на концепцию территориального суверенитета, Гуго Гроций в своей работе Mare Liberum (1609) провозгласил принцип «свободы морей», который в целом признавался действительным в течении трех последующих столетий. Таким образом, с той поры продолжается состязание между государствами, заявляющими об необходимости установления господства над морскими пространствам, и государствами, выступающими против подобных претензий.

Даже в то время признавалось, что каждое прибрежное государство для своей защиты имеет право распоряжаться определенными районами примыкающего к его берегу моря. Таким образом, с самого начала развития морского права мировым сообществом была признана необходимость защиты разумных интересов прибрежных государств и с этой целью им разрешалось расширить свои границы на установленное расстояние в сторону моря. Даже Гуго Гроций допускал, что принцип «свободы морей» не должен применяться к морским пространствам, примыкающим к берегу.

Ключевой момент дискуссии был связан с шириной морского пояса, находящегося под контролем прибрежного государства, называемого территориальным морем. Поскольку расширение государственной границы в сторону моря обуславливалось принципом защиты, его величина соответствовала дальности стрельбы береговой артиллерии. Дальность стрельбы в то время, когда данная норма была сформулирована Бинкершоком, равнялось одной морской лиге или трем морскими милями. Ввиду того, что правило о трехмильной ширине являлось лучшим компромиссным решение между прибрежными государствами и мировым сообществом, оно к 1900 году было признано и принято большинством государств, претендующих на территориальное море. Некоторые государства и ученые даже стали рассматривать его в качестве нормы международного обычного права. Однако, как в доктрине, так и в практике не существовало единого мнения. Публицисты и государства часто расходились в своих взглядах относительно пределов территориального моря. Требования по расширению территориального моря стали раздаваться все настойчивее, особенно после 1914 года.

К 1930 году, году Гаагской конференции по кодификации международного права, ряд прибрежных государств предъявили претензии на более чем трехмильное расстояние. Однако на Конференции никаких положений относительно ширины территориального моря принято не было. Между конференциями 1930 и 1958 годов («Конференции по морскому праву») было сильное давление в пользу признания гораздо более широкой полосы территориального моря, поскольку море стало все более расцениваться не только в качестве транспортного и коммуникационного пути, но и как места разработки экономических ресурсов. Действительно, к 1958 году расходящаяся практика государств уже нарушила универсальность трехмильной нормы в территориальных морях. Комиссия международного права в комментарии к своему окончательному проекту документа «Ширина территориального моря» была обязана зафиксировать, что практика государств в отношении делимитации территориального моря не была единообразной и что международное право не допускает белее чем двенадцатимильную ширину. Практика государств непосредственно перед Конференцией ООН по морскому праву 1958 года (ЮНКЛОС I) свидетельствовала о том, что государства претендовали на расстояние от 3 до 200 миль. Поскольку мера разногласия были слишком велика, ЮНКЛОС I и ЮНКЛОС II (1960), а также итоговые конвенции вопрос о ширине территориального моря решить не смогли.

Следует отметить, что на ЮНКЛОС I многие государства безуспешно требовали признания расширения территориального моря на 12 миль. На ЮНКЛОС II в 1960 году компромиссное предложение о расширении территориального моря до шести миль с исключительной рыболовной зоной еще на шесть миль принять не удалось. Впоследствии все большее число государств расширило свои территориальные моря до 12 миль, и консенсус мирового сообщества сместился к этой позиции. Однако к началу ЮНКЛОС III в 1973 году проблема оставалась неразрешенной. В ходе предварительных обсуждений в Комитете по морскому дну, подготавливавшего почву для конференции, стало очевидно, что государства готовы принять двенадцатимильную ширину при условии удовлетворительного решения проблем, связанных с прохождением иностранных судов через территориальное море и проливы, используемые для международного судоходства. По мере работы конференции на основе компромиссов вопрос о широте территориального моря был решен. Согласно новой Конвенции по морскому праву 1982 года максимально допустимая ширина территориального моря устанавливается равной двенадцати морских миль.

Методы делимитации.

Как только ширина территориального моря была урегулирована, появился следующий вопрос: с использованием каких методов следует ее измерять. Установление отправной точки на берегу там, где граница между сушей морем четко определяется, затруднений не вызывает. Исходная линия в самом простом случае – это линия наибольшего отлива, следующая за изгибами побережья. Однако трудности возникают тогда, когда берег окружен островами либо изрезан отмелями или скалами.

Исторически отметка уровня малой воды была отправной точкой, от которой отмеряется ширина территориального моря. Данный вопрос подробно рассматривался в Международном суде (МС) в деле о рыболовстве (Великобритания против Норвегии, 1951). Большое внимание в указанном деле было отведено вопросу: является ли метод делимитации прямыми базисными линиями, применяемый Норвегией для определения внешней границы участка его территориального моря, действительным в международном праве. Суд одобрил традиционную технику использования отметки для определения ширины территориального моря, но ему пришлось решать: соответствует ли искомая отметка отметке уровня малой воды материка или «skjaergaard» (норвежский термин, охватывающий многочисленные острова, островки, скалы и рифы). Поскольку skjaergaard был просто продолжением норвежского материка, Суд постановил, что при делимитации пояса норвежских территориальных вод в качестве базисной линии допускается принять внешнюю линию skjaergaard. Суд отметил, что данное решение было «продиктовано географическими реальностями» и, кроме того, в расчет принимались «особые экономические интересы данного района, реальность и значение которых доказаны их длительным осуществлением». Данное дело вызвало значительное количество негативных комментариев. Его результаты нашли свое отражение в Конвенции о территориальном море 1958 года.

Нормальной исходной линией для измерения ширины территориального моря по-прежнему считалась линия наибольшего отлива вдоль берега, и эта норма была закреплена в ст. 3 Конвенции 1958 года. От данного положения возможно отступление «в местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов» (ст. 4). В таких случаях «может применяться метод прямых исходных линий, соединяющих соответствующие пункты». В статье 4.4 Конвенции добавлен критерий, изначально сформулированный в деле о рыболовстве, то есть возможность учитывать «особые экономические интересы данного района, реальность и значение которых доказаны их длительным осуществлением». В статье 6 устанавливается внешняя граница территориального моря как «линия, каждая точка которой находится от ближайшей точки исходной линии на расстоянии, равном ширине территориального моря».

Данные положения были перенесены в Конвенцию по морскому праву 1982 года (см. ст. 4–7). Конвенции 1958 и 1982 годов определяют острова как естественные участки суши, окруженные водой, которые находится выше уровня воды при приливе (ст. 10 и 121 соответственно). Территориальные моря островов определяются в соответствии с вышеуказанными положениями.

Территориальное море

Вопрос о делимитации территориального моря архипелагов не удалось урегулировать на Конференции 1958 года. В соответствии с Конвенцией 1982 года для государств-архипелагов вводится отдельный правовой режим. Такие государства имеют право на территориальное море (ст. 48), которое определяется согласно требованиями ст. 47, предусматривающей возможность проводить «прямые архипелажные исходные линии, соединяющие наиболее выдающиеся в море точки наиболее отдаленных островов и осыхающих рифов». В отдельных положениях указанной Конвенции уделяется внимание рифам (ст. 6), внутренним водам (ст. 8), устьям рек (ст. 9), заливам (ст. 10), портам (ст. 11), рейдам (ст. 12) и осыхающим при отливе возвышениям (ст. 13).

В отношении делимитации территориального моря между государствами с противолежащими и смежными побережьями обе конвенции предусматривают, что при отсутствии соглашений между ними ни одно государство не имеет права распространять свое территориальное море за срединную линию, каждая точка которой является равноотстоящей от ближайших точек исходной линии, от которых отмеряется ширина территориального моря каждого из этих двух государств. Однако эти положения не применяются в тех случаях, когда в силу исторических сложившихся правовых оснований или иных обстоятельств возникает необходимость провести разграничение территориального моря иным образом (ст. 12 Конвенции 1958 года и ст. 15 Конвенции 1982 года).

Полномочия государств в отношении территориального моря.

Прибрежные государства претендуют на властные полномочия над территориальным морем, квалифицируемые, как правило, как суверенные, которые прежде всего охватывают право ограничивать или регулировать прохождение иностранных судов, право устанавливать и обеспечивать порядок ведения практически всех видов деятельности в данном районе и право на исключительную эксплуатацию ресурсов. Противоположное требование, выдвигаемое от имени мирового сообщества, обычно выражается в виде права на мирный проход или права на использование международных водных путей. Морское право стареется найти разумный баланс между соответствующими интересами прибрежного государства и потребностями международного судоходства.

Полномочия государств над иностранными судами подчиняются праву мирного прохода. Это право, основанное на обычном праве и признанное большинством специалистов международного права, остается в силе и в настоящее время. Оно подкрепляется решением Международного суда по делу о проливе Корфу, где Суд предписал территориальному государству не допускать использование своих вод таким образом, которым может причинить ущерб интересам других государств, и сообщать в интересах судоходства в целом о существовании любых опасностей для навигации, о которых известно.

Данные нормы были включены в Конвенцию 1958 года о территориальном море (ст. 14). Вместе с тем положения Конвенции были слишком общими и оставляли на усмотрение прибрежных государств большую свободу действий. С расширением границ территориального моря до 12 миль возникла необходимость сформулировать более четкие определения как права мирного прохода, так и суверенных полномочий прибрежного государства в отношении регулирования такого прохода способных согласовать потребности прибрежного государства с интересами международного судоходства. Действующие в настоящее время нормы были уточнены и согласованны на ЮНКЛОС III.

В Конвенции 1982 года приводится более четкое определение условий, при которых прибрежное государство не может отказать в праве на мирный проход, и содержится перечень вопросов, в отношении которых прибрежное государство может принимать имеющие обязательный характер законы и правила для судов, осуществляющих право на мирный проход, например: регулирование движения судов, установление морских коридоров и предписание схем разделения движения, защита сооружений и установок и т. д. (ст. 21.1, 22, 25).

Особенно важным значением обладают положения, касающиеся власти прибрежного государства устанавливать и обеспечивать исполнение законов о предотвращении загрязнения морской среды, которые также могут применяться к иностранным судам, осуществляющим право мирного прохода. Однако такая власть подчиняется двум условиям: во-первых, законы прибрежных государств могут не применяться к проектированию, конструкции, комплектованию экипажа или оборудованию иностранных судов, если только они не вводят в действие общепринятые международные нормы и стандарты (статья 21.2). Во-вторых, прибрежное государство не должно предъявлять каких-либо требований к иностранным судам, которые на практике лишают или нарушают их право мирного прохода или приводят к дискриминации по форме или по существу судов отдельных государств (ст. 24). Прибрежные государства также обладают исключительным правом регулировать, разрешать и проводить морские научные исследования в своем территориальном море. Другие государства могут проводить подобные исследования только с выраженного согласия прибрежного государства и на установленных им условиях (ст. 245).

Еще одна проблема, обсуждавшаяся в ходе ЮНКЛОС III, заключалась в предложении обусловить право мирного прохода военных судов в территориальном море требованием получения предварительным разрешением или, по крайней мере, направления предварительным уведомлением прибрежного государства. Конвенция 1982 года, так же, как Конвенция 1958 года, опускает это требование и в отношении мирного прохода не содержит каких-либо различий между военными и торговыми судами. Данный вопрос продолжает регулироваться обычным правом, хотя среди государств существуют различные мнения относительно его точного содержания; большинство, по-видимому, выступает за необходимость предварительного уведомления или разрешения.

С расширением территориального моря до 12 миль на большое число проливов, используемых для международного судоходства, распространилось действие режима территориального моря прилегающих государств. Кроме того, полномочия, предоставляемые прибрежным государствам в соответствии с новым режимом проливов, значительно ухудшали свободу передвижения военно-морских и военно-воздушных сил основных морских держав. Эти державы, неудовлетворенные обычным правом мирного прохода, в качестве цены за признание расширения территориального моря в 12 миль потребовали права свободного и беспрепятственного прохода, соответствующего режиму открытого моря. В качестве компромиссного варианта в Конвенцию 1982 года (часть III) была включена концепция «транзитного прохода», то есть свободы судоходства, подразумевающей, что подводные лодки в отличие от режима мирного прохода не обязательно должны следовать на поверхности, и свободы пролета «единственно с целью непрерывного и быстрого транзита через пролив» (ст. 38).

В Конвенции 1982 года также излагаются применимые к иностранным судам правила, касающиеся осуществления прибрежным государством уголовной и гражданской юрисдикции в пределах своего территориального моря (ст. 27 и 28).

Существует общее согласие о том, что компетенция прибрежного государства в отношении своего территориального моря включает право исключительного контроля над всеми его ресурсами, в особенности над рыбными, имеющими в настоящее время важное значение. Этот консенсус подтверждается многочисленными правовыми документами, включая две вышеупомянутые конвенции по морскому праву.

Современное правовое положение.

В целом правовой режим территориального моря в соответствии с положениями Конвенции 1982 года принципиально не отличается от правового режима Конвенции 1958 года, за исключением того, что были добавлены некоторые новые компоненты. Максимальная ширина территориального моря была установлена равной 12-ти морским милям. К положениям, касающимся исходной линии, добавлены некоторые новые элементы. Кроме того, более детально проработаны и изложены положения, касающиеся содержания права мирного прохода, регулятивных прав прибрежного государства и обязанностей государства флага в отношении мирного прохода. В новой Конвенции отдельно оговаривается правовой режим международных проливов, а также архипелажных вод. Также существуют различия в порядках осуществления таможенной и налоговой юрисдикции над морскими сооружениями и в правах, связанных с прилегающей зоной.

Актуальные правовые проблемы.

Действующее морское право отражает сбалансированный компромисс интересов прибрежных государств и интересов других государств в отношении полномочий над территориальным морем. Несмотря на предусмотренные в Конвенции 1982 гола балансы и гарантии, в будущем могут возникнуть споры, например, по степени дискреции прибрежных государств при определении имеет или нет конкретный проход мирный характер. Некоторые положения Конвенции содержат ссылки на национальные законы и правила (см. ст. 21), что оставляет место для будущих разногласий. Большое число споров может возникнуть по вопросам делимитации границ между соседними государствами, урегулирование которых по выбору конкретной стороны может осуществляться в обязательном порядке. В некоторых кругах продолжают оставаться сомнения, должны ли военные суда подчиняться традиционным требованиям о необходимости предварительного уведомления или получения разрешения. Могут также возникнуть конфликты в отношении эксплуатации судов с ядерными двигателями и судов, перевозящих ядерные и другие опасные или ядовитые по своей природе вещества. Проблемы, касающиеся границ территориальных вод в замерзших морях, по большей части остаются не решенными.

Автор: Surya P. Sharma, опубликовано в Encyclopedia of Public International Law, том 11, с. 328–333. 1989. © North-Holland, Amsterdam.