«Одиозный долг» – понятие и особенности.

Международное право - одиозный долг.

Что такое «одиозный» долг?

Понятие «одиозного долга» получает все большее внимание в правовом и политическом пространстве начала 21-го века. В пост-колониальный период и последующие годы нередко происходили изменения государственных политических режимов во многих странах: либо из-за войн, революций или самостоятельного отделения территорий, либо путем мирной эволюция общества из одной формы правления к другой. В ходе таких преобразований часто поднимаются вопросы преемственности новой властью юридических обязательств старой, в том числе погашение долговых обязательств по займам, полученных предыдущим правительством.

Понятие «одиозного долга» стремится сформулировать моральную и правовую основу для разрыва полностью или частично, преемственности юридических обязательств в случаях, когда заемные средства, полученные по договорам с предшествующим правящим режимом, были использованы неполезным или вредными для интересов населения образом. В частности, рассматриваются вопросы о том, знал ли кредитор или должен был знать о назначении, способах расходовании и сопровождающих обстоятельствах во время заключения договора.

Понятие «одиозного долга» при сменах политической власти отличается от связанной с ним дискуссией, как с правовой, так и с политической стороны, о том, должны ли международные финансовые организации или другие потенциальные кредиторы заранее предотвратить или воздержаться от кредитования существующих режимов, объявленных «одиозными». Этот вопрос тесно связан с кредитной обусловленностью.

Сущность и характеристики «одиозного долга».

Современное понятие одиозного долга впервые было предложено после Первой мировой войны российским экономистом Александром Наумовичем Заком, который дает определение в своей книге, изданной в 1927 году, «Влияние преобразования государства на их государственные долги и другие финансовые обязательства». По Заку, одиозный долг – это государственный долг по займу, привлечённому деспотичным режимом, которым полученные средства использовались не для нужд и блага населения страны, без его согласия, но с полным ведением кредитора. Зак (1929) писал следующее:

«… Если деспотичный режим использует, полученные в долг средства, не для нужд или не в интересах населения, а ради сохранения и укрепления своей власти, подавления населения страны, выступающего против него, и т.д., этот долг следует признать противным для населения государства.

«Такой долг не должен быть юридически обязывающим; это личный долг режима, персональный долг власти, следовательно, он прекращает существовать с падением режима… Причина почему такие долги, не должны рассматриваться как государственные, заключается в том, что такие долги не выполняют одно из основных условий, определяющих легитимность государственного долга, а именно: долги государства должны привлекаться и использоваться для нужд и в интересах государства. «Одиозные» долги, которые были привлечены и использованы с полного ведения кредиторов для целей, которые противоречат интересам нации, против ее согласия не являются юридически обязывающими для нации, если народу удастся избавиться от деспотичного режима, (за исключением той части, которая принесла реальную пользу жителям страны)».

Зак делит одиозные долги на несколько категорий: военные долги, вынужденные или навязанные долги и долги режима. Другие юристы применяют несколько отличную классификацию. О’Коннелл (1967) упоминает » конфликтные долги», в дополнение к военным долгам; другие включают еще «растратные долги». Третьи предлагают новую категорию » долги развивающихся стран неиспользованные в интересах населения» расширяя концепцию с позиции понятия безответственного или нелигитимного кредитования (Халфан с соавт., 2003).

Наиболее характерные виды одиозных долгов – конфликтные долги и военные долги. «конфликтные долги» можно определить как займы, потраченные на подавление сепаратистских движений, на завоевание чужих территорий и так далее. «Военные долги» — займы, полученные государством с целью финансирования войны, в которой данное государство в конечном счете терпит поражение, а победитель не обязан погашать долговые обязательства.

В составе переговоров по Венской конвенции о правопреемстве государств (до сих пор не ратифицированной) среди прочих вопросов кроме договорных отношений Мохаммед Беджауи – специальный докладчик Комиссии международного права, пришел к заключению, что «одиозный долг» является обобщающим понятием, включающим ряд конкретных долгов — военных долгов и вынужденных или навязанных долгов, рассматривая ситуацию с двух сторон. Он объяснял следующим образом:

С точки зрения государства-преемника, одиозный долг может рассматриваться как понятие обозначающее состояние долга по контракту с государством-предшественником, средства по которому использованы на цели противные основным интересам либо государства-преемника, либо территории перешедшей под его контроль;

С точки зрения международного сообщества, одиозный долг может рассматриваться как понятие, обозначающее любые долги по контракту, средства по которому использованы в целях, несоответствующих принципам современного международного права и, в частности, принципам международного права, закрепленных в Уставе Организации Объединенных Наций.

Зак считает, что практика государственных отношений такова, что принципы, положенные в понятие одиозного долга, можно признать частью позитивного международного права – общепринятых норм права. Однако, чтобы избежать злоупотребления в ненадлежащих ситуациях, Заком (1929) предложен метод для практического применения данной концепции, отвечающий стандартам справедливости и объективности для двух заинтересованных сторон:

  1. Новое правительство должно будет доказать, а международный трибунал признать следующее:
    1. что потребности, которые бывшее правительство указывало в назначении займа по данному делу, были нелегитимными и действительно противоречили интересам всего народа бывшего государства или его части;
    2. что кредиторам, в момент выплаты кредита, было известны его нелегитимные цели.
  2. При подтверждении верности этих двух пунктов, кредиторы должны доказать, что средства для этого кредита не были использованы для нелегитимных целей – причинение ущерба населению всего государства или его части, но были израсходованы для общих или конкретных потребностей государства, не противных его интересам.

Указанная выше формулировка, не предполагает от кредиторов знания о том, как фактически израсходованы выделенные средства. Тем не менее, последующие юристы дорабатывают это положение сообразно формулировке Зака.

Источники концепции одиозного долга.

Как и многие положения международного права, концепция одиозного долга основывается на нескольких нормативно-правовых принципах: принципах уважение к суверенитету и равенство государств, идеях политической справедливости и ответственности, а также принципах добросовестности и честности в договорных отношениях. В последние время на концепцию одиозного долга существенное влияние оказывают отдельные элементы института прав человека, относящиеся к общим проблемам правосудия в переходный период.

Дела, основанные на понятии одиозного долга.

 

Четырнадцатая поправка к Конституции Соединенных Штатов Америки.

Четырнадцатая поправка к Конституции США принята 9 июля 1868 года В четвертом разделе данной поправки сказано:

«Правомерность государственного долга Соединённых Штатов, санкционированного законом, включая долги, сделанные для выплаты пенсий и наград за службу при подавлении мятежа или восстания, не ставится под сомнение. Но ни Соединённые Штаты, ни какой-либо штат не должны принимать на себя никаких обязательств или оплату долгов, связанных с оказанием помощи мятежу или восстанию против Соединённых Штатов, или признавать какие-либо претензии, связанные с потерей или освобождением какого-либо раба; все таковые долги, обязательства и претензии должны считаться незаконными и недействительными. «.

Основным посылом четырнадцатой поправка, конечно, было воспрепятствовать распаду федерации и отказаться от рабства, и другие разделы данной поправки являются гораздо более значимым с исторической перспективы.

Четвертый раздел устанавливает, что долги Конфедерации южных штатов, не погашенные до конца Гражданской войны, являются недействительными. Это было санкционировано в наказание тех, кто оказывал помощь Конфедерации. Федеральное правительство, однако, распорядилось погасить все страховые долги, то есть долги, относящиеся к уничтоженному имуществу и посевам солдатами Союза, даже если эти долги были ответственность штата перед его гражданами. Это означало, что мятежные штаты попадали в долговую зависимость от правительства США, что позволяло быстрее восстановиться от разрушений, причиненных военными действиями. Для того, чтобы снова быть принятыми в федерацию, Южные штаты должны были ратифицировать данную поправку.

Отказ США признать долг Кубы – Парижская конференция 1898 года.

В 1898 году, после испано-американской войны, Испания уступила США суверенитет над Кубой, Филиппинами, Пуэрто-Рико и некоторыми другими территориями. Американцы отказались взять на себя некоторые долговые обязательства Испании, обеспеченные доходами Кубы. Американские уполномоченные представители приводили следующие доводы:

  1. договор кредитования не был заключен на благо народонаселения Кубы, в действительности часть средств было использовано для подавления народных бунтов на Кубе и присоединение Санто-Доминго к числу испанских владений. Неприемлемо требовать погашения кредитов противных народу.
  2. Куба не соглашается с долгами.
  3. кредиторы знали, что получение кредитов под залог кубинских доходов происходило в условиях роста усилий, направленных на подавление движения за независимость от Испании. Поэтому кредиторы «должны были принимать во внимание возможные риски по своим инвестициям как при операциях с ненадежными ценными бумагами».

Испания сделала ставку на классические аргументы, основанные на узко юридическом толковании норм международного права, регулирующими правила преемственности, что США должны отвечать по обязательствам несмотря на любые внешние обстоятельства, связанные с использованием кредита. По мнению испанских представителей: «совершенно очевидно, что если в период между принятием государством на себя обязательства и его исполнением, оно разрывает отношения аннулируя соглашения или иным легальным способом, непогашенные обязательства переходят его правопреемнику как неотъемлемая часть суверенитета «. В конце концов, в ходе парижских переговоров ни Куба, ни США не признали эти долги, хотя Испания не изменила свою позиция в данном вопросе.

Поскольку представители США явно определили кубинский долг как «одиозный», возможно, это является первым случаем в международной практике непосредственной реализация концепции одиозного долга в международном праве.

Аннулирование царских долгов Советской Россией.

После февральской революции 1917 года, Временное правительство дало свое согласие погасить внешние и внутренние займы царского правительства. Тем не менее, в 1918 году, с приходом к власти Советского правительства все эти займы были аннулированы. Зак, который был министром царского правительства, в частности отмечает, что позиция советской власти заключалась в том, что договоры предыдущих правительств заключены только под личное обязательство царя, а не государства. Согласно Заку можно утверждать, что аннулированные займы можно рассматривать как «одиозные» и, следовательно, немеющие легальной силы для правопреемников царской власти, с учётом доказательства того, что царская Россия заключала договоры не в интересах населения страны.

Версальский договор 1919 года и польские займы.

Согласно статьи 254 Версальского договора Польша освобождается от погашения внешних займов, которые «по мнению Репарационных комиссии относятся к мерам, предпринятыми немецкими и прусскими властями для немецкой колонизации Польши». В статья 254, изложено, каким образом платежи по договорам немецких государственных займов, заключенные до 1 августа 1914 принимаются на себя государствами-правопреемниками. В Версальском договоре получил свое дальнейшее развитие прецедент спора США и Испанией по кубинскому долгу.

Дело Тиноко – Великобритания против Коста-Рики.

В 1922 году, Коста-Рика отказалась погашать кредиты, полученные от Королевского банка Канады, предыдущим диктатором Федерико Тиноко. Это пример отражающий практику международных отношений, сопровождающую смену власти и отказе от правопреемственности государств. Это также пример ситуации, когда вопрос о легитимности долга ставится в претензии по делу частного кредитора.

В 1917 году под предводительством Федерико Тиноко было свергнуто правительство Коста-Рики, а затем проведены выборы для легализации «революции». Летом 1919 года, Королевским банком Канады под векселя Банко Интернациональ де Коста-Рика открывается кредитный счет, по которому Королевский Банк обналичил несколько чеков, выписанных правительством Тиноко. Эти деньги были получены лично Тиноко и его братом и не использованы на государственные нужды. К августу 1919 года, Тиноко и его брат бежали из страны и уже в сентябре правительство пало. Восстановленным правительством Коста-Рики принят закон согласно которому, все сделки между государством и владельцами векселей, выпущенных Банко Интернациональ, признавались недействительными.

Главный судья Уильям Говард Тафт был единственным арбитром в споре. Тафт согласился, что правительство Тиноко де-факто было правоспособно заключать международные обязательства от имени государство. Несмотря на это, Тафт подчеркнул, что кредит, рассматриваемый в данном деле, не является действительным государственным долгом, и не был получен в интересах всего общества. Установлено, что средства были использованы для личного обогащения братьев Тиноко и что банк был в курсе, что операции проводились в тот период, когда популярность режима Тиноко существенно снижается, а политические и военные движения, направленный на свержение его правительства набирают свою силу. Тафт потребовал от Королевского банка привести доказательства того, что правительства Коста-Рики использовало деньги в законных целях, что банк так и не сделал. Соответственно, Тафт решил, что принятый закон о недействительности сделки по данному делу не представляет собой международное правонарушение.

Мирный договор 1947 года с Италией.

Мирный договор с Италией 1947 года основан на принципах, заложенных в статью 254 Версальского договора 1919 года, согласно которому Репарационной комиссией Польша была освобождена от погашения внешних займов, выданных правительствами Германии и Пруссии с целью немецкой оккупацией Польши. В соответствии с этим договором, франко-итальянская комиссия по перемирию постановила, что «Займы по договору с государством, используемые для военных целей или для экспансии за счет чужих территорий, которые сначала присоединяются, а затем освобождается, не может обязывать правопреемника или восстановленное государство. Поэтому, в связи с итальянской оккупаций Эфиопии, считается неприемлемо, что Эфиопии придется взять на себя бремя расходов, понесенных Италией для установления своей власти над территорией Эфиопии.»

Долги Ирака.

До свержения правительства Саддама Хусейна, за Ираком числилось непогашенных внешних долгов на сумму свыше 125 млрд. долларов. Некоторые эксперты утверждали, что, поскольку долги были получены в результате финансирования личной власти и военную агрессию, они должны быть классифицированы как одиозные и считаться не имеющими законной силы. После свержения иракского режима в 2003 году по инициативе Конгресса США были назначены слушания, по вопросу аннулирования иракского долга. Было принято постановление о том, что данная задолженность не только препятствует успешному восстановлению государства, но, что новое правительство не может считаться законным правопреемником в связи с принципами одиозного долга. Подчеркивалось, что большая часть средств, заимствованных иракским режим была использована на то, «чтобы покупать оружие и строить дворцы.» В конце концов, Ираку было предоставлено списание долгов, но не по причине его нелегитимности или одиозности, а по причине «устойчивости долга».

Норвежский экспортный долг.

После проведенного разбирательства, правительство Норвегии в 2006 году постановило, что обязательства, вытекающие из договоров кредитования некоторых развивающихся стран в рамках экспортной кампании 1976-1980, под гарантии Норвежского института экспортных кредитов, должны быть отменены. Постановление основано на том, что Норвегия должна разделить ответственность со странами-должниками из-за провала программ развития, признавая недостаточность предварительного анализа и оценки риска. Это не пример «одиозного долга», и в самом деле правительство Норвегии подчеркивало, что долг не нелегитимный. Но согласно принципу разделения ответственности, является примером одностороннего и безоговорочного отказа от долгов, отражающим идею, что обязательства по погашению долгов могут быть предметом более широких взглядов на отношения между должником и кредитором.