Международное уголовное право

Международное уголовное право

Определение международного уголовного права.

В самом общем виде словосочетание «международное уголовное право» содержит в себе несколько значений. Под международным уголовным правом, в первоначальном значении, принято понимать весь комплекс правовых норм, регулирующих взаимоотношения государств в сфере борьбы с преступностью. В этом отношении оно включает в себя все международные конвенций и другие договоры по таким вопросам сотрудничества государств, как уголовное производство, разрешение конфликтов юрисдикций, экстрадиция задержанных, передача уголовного производства, передача заключенных для отбывания наказания в своей стране и т. д. В последнее время, правовые нормы, предусматривающие ответственность за преступления уголовного характера, совершенные военнослужащими за рубежом в ходе военных операций, также рассматриваются как часть международного уголовного права. Наднациональное уголовное право европейских государств, основанное на законодательных актах Европейского Союза в уголовно-правовой сфере, также соответствует значению данного словосочетания. Международное уголовное право может пониматься как совокупность норм, регулирующих сотрудничество государств и международных организаций по пресечению и наказанию преступлений международного характера. Под последними понимается практически любое преступление, запрещенное международными договорами: от фальшивомонетничества и отмывания преступных доходов, пиратства и незаконной торговли оружием или наркотиками, до работорговли и сексуальной эксплуатации. Наконец, самое узкое значение «международного уголовного права» – это комплекс международно-правовых норм, направленных на борьбу с международными преступлениями, под которыми понимаются только самые тяжкие преступные деяния, вызывающие обеспокоенность мирового сообщества, к которым относятся геноцид, преступления против человечности и военные преступления, развязывание агрессивной войны, международный терроризм.

Истоки международного уголовного права.

Германское уголовное право привязывалось к родовой общине преступника, наказание которого, как правило, определялось законом места совершения преступления. В средние века в автономных городах Ломбардии преступники передавались суду по месту ареста, даже если это не было местом их жительства или местом совершения преступления. Постглоссаторы во главе с Бартолусом энергично отстаивали принцип территориальности, но, принимая в расчет отсутствие у иностранцев правовых знаний, в определенной степени признавали принцип пассивной персональности. Средневековое французское право исходило из положений Гуго Гроция «или выдать или наказать», и принцип закона места ареста применялся только в случае, если преступника не выдавали. Под влиянием естественного права и взглядов Руссо после революции 1789 года во Франции закон места совершения преступления признается в качестве единственного критерия подсудности. В связи с расширением местного судопроизводства в качестве гарантии против необоснованного укрепления королевской власти, английское уголовное право развивалось по территориальному принципу.

Принципы юрисдикции в международном уголовном праве.

На суше.

В законодательствах различных государств юридические принципы, которые устанавливают сферы применения уголовного права, существенно различаются. Первые три принципа, приведенные ниже, своим появлением вызваны требованиями самосохранения государства как токового. Четыре последних – обеспечивают взаимодействие и доверительные отношения между государствами.

  1. Принцип территориальности подразумевает, что место совершения преступления является основанием для уголовной юрисдикции государства. Он является выражением территориального по своему характеру государственного суверенитета, а также презумпции, что преступление затрагивает интересы того государства, где оно совершено. Отдельной проблемой является случай, когда преступление было полностью или частично совершено за пределами государственных границ. В законодательстве большинства континентальных европейских стран, в том числе России, господствует теория повсеместности, иными словами, каждая территория, где фактически осуществлялась какая-то часть преступного деяния, признается местом совершения преступления. Например, если человек отправляет ядовитое печенье из Германии жителю США, а получивший его человек будет отравлен, то обе страны Германия и США обладают юрисдикцией по данному делу. В то же время, в англо-американское законодательство склоняется к теории последствия, т.е. юрисдикцией обладает государство, на территории которого наступили негативные последствия. Хотя нормы нескольких штатов США также признают теорию повсеместности.
  2. Принцип протективности или принцип безопасности предполагает, что факт причинения ущерба интересам государства является основанием для уголовной юрисдикции соответствующего государства, вне зависимости от места совершения преступления. Данный принцип широкое признание получил только в последнее столетие, как мера, призванная упростить преследование за преступления, совершенные иностранцами за рубежом, например, против безопасности государства.
  3. Принцип пассивной персональности (гражданства потерпевшего) устанавливает, что основанием уголовной юрисдикции государства является факт причинения ущерба его гражданину или организации даже за пределами территории государства. Юрисдикция, основанная на пассивной персональности, в течении долгого времени рассматриваемая как спорная, сегодня не только закреплена в законодательстве некоторых государств, но почти не вызывает возражений, по крайней мере, касательно некоторых категорий правонарушений. Так, действие принципа пассивной персональности оправдано применительно к актам терроризма и другим серьезным преступлениям.
  4. Принцип активной персональности или принцип гражданства (преступника) предполагает, что государство имеет высшую юрисдикция над своими гражданами. Если гражданин государства совершает преступление за рубежом, и не был осуждён судом иностранного государства, по возвращении он может быть подвергнут осуждению по уголовному законодательству своего государства при условии, что действия ими совершенные являются преступлением lex loci (т. е. является преступлением по закону места совершения). Этот принцип был введен во Франции в 1866 году, за серьезные преступления с условием lex loci за незначительные правонарушения, и безусловно за серьезные преступления. В уголовном законодательстве Германии данный принцип всегда применяется с условием lex loci. Англия признает данный принцип со времен Генриха VIII; в настоящее время он применяется к наиболее тяжким преступлениям против личности – убийствам и непредумышленным убийствам, совершенным гражданином Великобритании, а также некоторым другим видам правонарушений. В США применяется к государственной измене и некоторым другим чрезвычайным преступлениям. Принцип гражданства находится в противоречии с принципом территориальности, предполагающим, что юрисдикция в определяющей степени базируется на месторасположении деяния, нежели на гражданстве вовлеченного лица.
  5. Принцип представительного отправления уголовного правосудия, основанный на положении aut dedere aut punire (лат. либо выдать, либо наказать). Если иностранный преступник, независимо по какому основанию не выдается, он может быть наказан в государстве проживания. Данный принцип, реализующий неотвратимость ответственности за противоправное деяние, означает, что лицо, совершившее преступление, должно понести наказание в стране, где оно было задержано, или в стране совершения преступления, либо в стране, в наибольшей степени пострадавшей от преступления. Почти все многосторонние конвенции (например, Женевские конвенции 1949 года), принятые в послевоенное время, касающиеся защите международных интересов, придерживаются данного принципа.
  6. Принцип универсальности предполагает судебное преследование иностранного преступника в государстве, где он был задержан, независимо от законодательства государства, в котором было совершено преступное деяние, и независимо от возможности его выдачи. Принцип универсальности дополняет территориальный принцип и принцип активной персональности, обеспечивая возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, не являющихся гражданами государства, за преступления, которые совершены ими на территории иностранного государства. Международными договорами лишь в единичных случаях предусматриваются общие основания для универсальной юрисдикции, например, в отношении определенных преступлений, таких как незаконный оборот наркотиков, оружия и взрывчатых веществ, а также международный терроризм.
  7. Современный принцип разделения ответственности (или юрисдикции) закрепляет право (а в некоторых случаях и обязанность) государств осуществлять уголовную юрисдикцию, базирующуюся исключительно на правовой природе преступления безотносительно места совершения этого преступления, гражданства преступника или потерпевшего или любой другой связи с государством, осуществляющим такую юрисдикцию. Использование этого принципа означает, что государство гражданства или места постоянного проживания преступника и / или потерпевшего, а также государство совершения преступления соглашаются с признанием и исполнением приговора, произведенного за границей. Этот принцип можно встретить, например, в Европейской конвенции о передаче судопроизводства по уголовным делам от 15 мая 1972; в Европейской конвенции о международной действительности судебных решений по уголовным делам от 28 мая 1970 года, с дополнительной Конвенцией о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 года; в Европейских конвенциях о наказании за нарушения правил дорожного движения и о надзоре за условно осужденными или условно освобожденными лицами от 30 ноября 1964; а также в ряде двусторонних договоров о взаимном исполнении иностранных приговоров между США, Канадой и Мексикой.

На морских и воздушных судах.

Принцип закона флага означает что, морское судно подчиняется исключительно юрисдикции государства регистрации (статья 92 (1) Конвенции по морскому праву 1982 года). Такое же положение применяется к воздушным судам. Однако существуют серьезные ограничения, касающиеся осуществления уголовного права государством регистрации. Следует сразу отбросить устаревшую теорию, которая отражает представлении о судне как перемещающейся территории государства. Применения принципа закона флага в открытом море дает право государствам реализовывать соответствующее национальное законодательство на морских судах. Это же можно сказать по отношению к воздушным судам, но в более узком смысле. Справедливость этого принципа подлежит определенным ограничениям, прежде всего, во время нахождения судна в иностранном порту или в иностранных территориальных водах. Вопреки решению Постоянной палаты международного правосудия по делу «Лотуса» (Франция против Турции 1927 год,), согласно которому к столкновениям судов в море должен применяется принцип повсеместности, в Международной конвенцией об унификации некоторых правил, касающихся уголовной юрисдикции по делам о столкновении судов или других происшествий, связанных с судоходством, от 10 мая 1952 года в обязательном порядке закрепляется принцип инцидента, означающий, что в случае столкновения судов место аварии является решающим критерием для определения юрисдикции. В Конвенции по морскому праву 1982 года содержатся новые положения о юрисдикции в отношении расследований морских аварий (статья 94 (7)) и о уголовной юрисдикции прибрежного государства на борту иностранного коммерческого судна (статья 27).

В статье 3 Токийской конвенции о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов от 14 сентября 1963 года предусматривается право государства регистрации (помимо других государств) осуществлять юрисдикцию в отношении преступлений и актов, совершенных на борту воздушных судов. Согласно статье 4 Гаагской конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970 года Договаривающиеся государства обязываются совместно устанавливать свою юрисдикцию над уголовными преступлениями на основании принципа государства регистрации или аренды, принципа территориальности места посадки и принципа «aut dedere aut punire». В Монреальской конвенции о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации, от 23 сентября 1971 года закрепляются те же принципы в более общем виде.

Уголовное право Европейского Союза.

До 2007 года уголовное право было частью третьей опоры ЕС – сотрудничества полиций и судебных органов в уголовно-правовой сфере. В пределах третьей опоры не применялись принципы верховенства и прямого действия права ЕС – главной формой принятия решений было межправительственное сотрудничество.

Принцип верховенства права ЕС становится основным во всех сферах, в том числе в уголовно-правовой, после вступления в силу Лиссабонского договора 2007 года, ликвидирующего деление Европейского Союза на опоры. Единственным видом основ законодательства Союза в уголовном праве становится директива. Издаются рамочные решения, определяющие признаки и наказания в отношении преступных деяний, которые носят «транснациональный» характер или посягают на интересы ЕС, такие как: терроризм, фальшивомонетничество, отмывание денег, торговля людьми, коррупция, незаконный оборот наркотиков и т. д.

Принцип взаимного признания судебных решений означает, что правовое мероприятие, установленное судебным решением в пределах юрисдикции одного государства-члена ЕС, должно быть немедленно признано, а при необходимости, и выполнено во всех других государствах-членах ЕС, обеспечивая в них аналогичный или подобный правовой результат. Принцип взаимного признания указывает на то, что национальное правосудие не помогает, а выполняет решения судебной инстанции другого государства-члена ЕС. В связи с этим, была утверждена Программа мероприятий, направленных на имплементацию принципа взаимного признания по уголовным делам от 12.02.2001 года, которая состоит из 24 мероприятий. Главным результатом этих усилий стало принятие Рамочного решения о европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами; Рамочного решения об исполнении в Европейском Союзе решений о замораживании имущества или доказательств; Рамочное решение о европейском ордере на получение доказательств в целях получения предметов, документов и данных для их использования в рамках уголовных процедур.

Развитие субстантивного международного уголовного права.

Концепция правомерных и неправомерных средств и методов ведения войны, разработанная в естественном праве, не могла найти должного применения, так как принцип государственного суверенитета, господствующей во второй половине 18-го века, не признавал надгосударственную компетенцию какого-любого суда. Наполеон после его окончательного разгрома был объявлен общим заключенный всех держав-победительниц, но без какого-либо юридического обоснования. Бисмарк в 1871 году прямо отверг возможность наказание противника за военные преступления. Нечеткая формулировка статьи 227 Версальского мирного договора 1919 года устанавливала общие принципы политической и моральной ответственности, но не обязательную ответственность согласно нормам уголовного права. Во время Второй мировой войны на самом высоком политическом уровне было решено, что конкретные лица должны нести уголовную ответственность за международные преступления, которые были разделены на три категории, а именно: преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности.

Так как не существовало юридического прецедента наказания за участие в создании и осуществлении плана или заговора по развязыванию агрессивной войны, ни один из подсудимых международного военного трибунала в Нюрнберге не был приговорен к смерти только на этом основании. С другой стороны, существовали многочисленные прецеденты преследования и наказания за военные преступления. В мирных договорах еще за долго до Вестфальского мира (1648) для участников войны предусматривалась амнистия, от которой отказались в Мирном договоре после Первой мировой войны, но и само понятие международного уголовного преступления вплоть до окончания Второй мировой войны оставалось неясным. Отчасти поэтому, несмотря на то, что немецкие адмиралы Редер и Дениц были признаны виновными в ведении подводной войны с нарушениями правил Лондонского протокола от 6 ноября 1936 г., ограничивающего средства и методы ведения морской войны, трибунал оправдал их за эти преступления, в свете того, что американский главнокомандующий тихоокеанского флота адмирал Нимиц дал показания о том, что американский флот действовал точно так же. Приговор специального американского трибунала против японского генерала Ямасита за непротивление жестокости своих солдат на Филиппинах является первым прецедентом в своем роде. Более поздние карательные рейды против гражданского населения, а также ведение беспорядочного артиллерийского огня и ковровых бомбардировок войсками США в ходе Вьетнамской войны, как указывает один из обвинителей на нюрнбергском процесса Тейлор, также являются наказуемыми нарушениями международного публичного права.

Нормы международного уголовного права.

Нормы международного права выражаются в форме международных конвенций или международного обычая. Квалификация и наказание за уголовные преступление, в отличии от международно-правовой ответственности, определяется исключительно нормами договорного права или национального законодательства, следуя классическим римским правовым формам: nullum crimen sine lege (нет преступления, если молчат законы) и nulla poena sine lege (нет наказания, если молчат законы). Основания юрисдикции, базирующихся на приведенных выше принципах, устанавливаются в соответствии с положениями международных конвенций.

Общие положения.

Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г., в которой подтверждаются Принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала. Резолюция имеет только декларативный, а не обязательный характер. Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечности принятая ООН 26 ноября 1968 г., а также Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказания за него от 30 ноября 1973 г. Они так и не были подписаны западными государствами. Резолюция Генеральной Ассамблеи от 3 декабря 1973 г. – Принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества (без ссылки на Вторую мировую войну), в которой основными принципами юрисдикции над военными преступниками признаются принцип гражданства и территориальный принцип.

Проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1996 г. содержат в себе принципы ответственности физических лиц, соучастников, государства за уголовные преступления, положения об уголовном процессе и исполнении наказаний, а также дается определение и устанавливается международная ответственность за агрессию, геноцид, преступления против человечества и военные преступления В Резолюции «Универсальная уголовная юрисдикция в отношении преступления геноцида, преступлений против человечности и военных преступлений» от 26 августа 2005 г. Институт международного права счел возможным осуществление универсальной юрисдикции в отношении указанных преступлений.

Преступления против мира.

Определение агрессии приводится в резолюции Генеральной Ассамблеей ООН от 14 декабря 1974 года, которая представляет собой скорее подкрепление решений Совета Безопасности ООН, чем описание состава преступлений. Таким же образом дается определение агрессивной войны и ее правовые последствия в Декларации о принципах международного права принятой ООН 24 октября 1970 года. В преамбуле Международной конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него от 30 ноября 1973 года, апартеид характеризует как серьезное угроза международного мира и международной безопасности.

Военные преступления.

Определение почти всех военных преступлений содержится в четырех Женевских конвенциях 1949 года, в двух Дополнительных протоколов к ним 1977 года. Среди этих преступлений умышленное нападение на гражданских лиц и гражданские объекты, пытки и бесчеловечное обращение, взятие в заложники и т. д. Методы имплементации этих положений на национальном уровне могут широко варьироваться.

Преступления против человечности.

Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1949 г. охватывает большинство преступления против человечности. Апартеид также определяется как преступления против человечности согласно Конвенции 1973 года по этому вопросу. Генеральная Ассамблея ООН приняла 10 декабря 1984 Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. В настоящий момент определение преступлений против человечества дано в Римском статуте Международного уголовного суда, принятом на дипломатической конференции 17 июля 1998 г.; он относит к юрисдикции Суда четыре категории преступлений: геноцид, военные преступления, агрессию и преступления против человечности.

Уголовные преступления международного характера.

Уголовными преступлениями международного характера считаются следующие умышленные деяния: