Международное космическое право

Международное космическое право

Возникновение международного космического права как самостоятельной отрасли международного права тесно связано с началом практического исследования и освоения космического пространства. В течение нескольких дней после запуска первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 года Генеральная Ассамблея ООН в резолюции 1148 (XII) призвала к совместному изучению «системы инспекции, имеющей своей целью обеспечить, что запуск предметов в космическое пространство будет производится исключительно для мирных и научных целей». В 1958 году Генеральная Ассамблея ООН создает специальный Комитет по использованию космического пространства в мирных целях (КОПУОС) и поручает ему изучение «характера правовых проблем, которые могут возникнуть при проведении программ исследования космического пространства». Данные резолюции, дополненные несколькими другими резолюциями Генеральной Ассамблеи, заложили основу международного права, регулирующего вопросы космической деятельности, и определили его общий характер и форму.

Ключевые принципы международного космического права изначально были задуманы и предложены публицистами в правовой доктрине. Анализ ранних представлений различных авторов, касающихся правового регулирования космической деятельности, обнаруживает их общую характерную особенность, а именно, что космическое пространство и небесные тела должны быть свободными для исследования и использования всеми государствами в соответствии с общими принципами международного права, включая Устав ООН, и не подлежат присвоению государствами. Таким образом, провозглашая свободу исследования и использования, в противовес созданию новых зон суверенитета, было заявлено, что космическое пространство должно служить интересам всего человечества.

Космическое пространство – уникальное и по сути новое поле деятельности человека. Природа и физические характеристики космического пространства таковы, что деятельность носит преимущественно международный характер. В то время как международные отношения регулируются международным правом, был сформирован ряд специфических норм и принципов, регулирующих деятельность государств в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела.

Развитие международного космического права.

Первостепенную роль в разработке международного космического права играла и продолжает играть ООН, в частности путем принятия резолюций Генеральной Ассамблеи. Не имеет существенного значения, обладают ли эти резолюции обязательным характером или являются простыми рекомендациями, открытыми для всестороннего обсуждения.

До первого запуска космического спутника аналогией наиболее близкой к космическому пространству было открытое моря – территория, принадлежащая всем, (res communis). После запуска первых советских и американских спутников Генеральная Ассамблея ООН в рамках работы КОПУОС начала изучать правовые проблемы, которые могут возникнуть при осуществлении космической деятельности. В резолюции 1472 (XIV) от 12 декабря 1959 года Генеральная Ассамблея признала в качестве фундаментальной основы в деле освоения космоса ориентацию только на благо всего человечества и отметила важность учета интересов всех государств «независимо от уровня их экономического или научного развития» при проведении исследований и использовании космического пространства. Также подчеркивалась необходимость содействия международному сотрудничеству.

Следующее важное постановление Генеральной Ассамблеи – резолюция 1721, принятая единогласно в декабре 1961 года, явилась своего рода руководством по дальнейшему развитию международного космического права. В дополнение к вышеупомянутым принципам Генеральная Ассамблея утвердила новый руководящий принцип, согласно которому «космическое пространство и небесные тела доступны для исследования и использования всеми государствами в соответствии с международным правом и не подлежат присвоению государствами». Данные принципы были более подробно изложены в резолюции 1962, принятой единогласно и озаглавленной «Декларация правовых принципов, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства». Были торжественно провозглашены следующие руководящие принципы международного космического права:

  1. Исследование и использование космического пространства осуществляются на благо и в интересах всего человечества.
  2. Космическое пространство и небесные тела открыты для исследования и использования всеми государствами на основе равенства и в соответствии с международным правом.
  3. Космическое пространство и небесные тела не подлежат национальному присвоению.
  4. Деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства должна осуществляться в соответствии с международным правом, включая Устав ООН.
  5. Государства несут международную ответственность за национальную деятельность в космическом пространстве, ответственность возлагается либо на государство, либо на международную организацию и на участвующие в ней государства. Деятельность национальных органов в космическом пространстве должна вестись под постоянным наблюдением соответствующего государства.
  6. При исследовании и использовании космического пространства государства осуществляют всю свою деятельность с должным учетом соответствующих интересов других государств. Если деятельность в космосе или планируемый эксперимент потенциально могут нанести ущерб другим государствам, то необходимо предварительно провести международные консультации.
  7. Государство, в регистр которого занесен объект, запущенный в космическое пространство, сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем, находящимся на нем, во время их нахождения в космическом пространстве.
  8. Каждое государство, которое осуществляет или обеспечивает запуск предмета в космическое пространство, несет международную ответственность за ущерб, причиненный иностранному государству таким предметом или его наземными составными частями в воздушном или космическом пространстве.
  9. Государства рассматривают космонавтов как посланцев человечества в космос и оказывают им всемерную помощь. Космонавты, в случае вынужденного приземления на территории иностранного государства, незамедлительно возвращаются государству, в котором зарегистрирован их космический корабль.

Все последующие договоры, касающиеся международного космического права, включают большинство из принципов, закрепленных в данной Декларации.

Современное правовое положение.

КОПУОС и его два подкомитета – Научно-технический и Юридический, подготовили пять международных договоров, регулирующих деятельность в космическом пространстве. Все они были приняты на основе консенсуса.

Договор по космосу.

Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела от 19 декабря 1966 года, обычно называемый Договором по космосу, считается краеугольным камнем международного космического права. Договор содержит ряд основополагающих принципов, устанавливающих основные правовые рамки деятельности государств в космическом пространстве. Однако, рассматривая договор как правовую основу космической деятельности, многие авторитетные юристы по космическому праву отмечают отсутствие надлежащей точности и определенности при использовании терминов. Подобное отсутствие ясности правовых норм в некоторых случаях являлось результатом преднамеренного упущения. Несмотря на такую критику, Договор по космосу является самым важным источником международного космического права. Вся деятельность государств в области исследования и использования космического пространства подчиняется его широким параметрам. Следует также иметь в виду, что в соответствии с его названием, он является договором о принципах и считается правовой основой, на базе которой может осуществляться разработка более конкретных соглашений.

Соглашение о спасении и возвращении.

Соглашение о спасении космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство от 22 апреля 1968 года, как говорит его название, предусматривает незамедлительное принятие всех мер по спасению космонавтов и оказанию им необходимой помощи в случае аварии, бедствия, вынужденной или непреднамеренной посадки. Большинство государств сошлись во мнении, что с космонавтами, нуждающимися в помощи, следует обращаться с особой заботой и содействовать их скорейшему возвращению. С этой целью государства согласились рассматривать космонавтов как посланников человечества. Такое отношение к космонавтам отражает дух международного сотрудничества и взаимной помощи в непростом деле освоения космоса. Соглашением также предусматривается возвращение космических аппаратов или их составных частей по просьбе властей государства, осуществившего запуск.

Конвенция об ответственности.

Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическим объектом от 29 марта 1972 года, была разработана на основе общих принципов, заложенных в статьях VI и VII Договора о космосе, в которых, соответственно, оговаривается международная ответственность государств за национальную деятельность в космическом пространстве и ответственность за ущерб, причиненный космическим аппаратом или его составной частью другому государству-участнику Договора, его физическому или юридическому лицу. Его основной целью является разработка эффективных международных правил и процедур для «безотлагательной выплаты полной и справедливой компенсации» жертвам ущерба, причиненного космическим объектом. Ответственность «запускающего государства» может быть либо абсолютной, либо требующая доказательства вины. Абсолютная ответственность возникает в случае ущерба, причиненного космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полете. В случае причинения ущерба космическим объектом в другом месте, требуется предоставить доказательства вины запустившего государства или лиц, за которых оно отвечает.

Конвенция о регистрации.

Конвенция о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство, устанавливает обязательную систему регистрации космических объектов, выведенных на орбиту Земли и за ее пределы. Она основана на добровольной системе, сформулированной в резолюции 1721 ГА ООН, и дополняет подробным содержанием положения Договора по космосу, относящиеся к национальным реестрам (ст. V и VIII). Конвенция налагает на запускающее государство обязательство создать национальный реестр (ст. II) и указывает, какую конкретно информацию следует предоставлять в централизованный публичный реестр (статья IV). Данный публичный реестр ведется Управлением по вопросам космического пространства в рамках Департамента по политическим вопросам ООН. Конвенция о регистрации часто подвергается критике за слабость ее формулировок. Крайне важная информация, такая как дата и место запуска, изменения параметров орбиты после запуска, а также дата возвращения космического аппарата, должна сообщаться «в ближайший практически осуществимый срок» (статья IV). Это может занимать недели или месяцы. Государства не обязаны раскрывать истинную функцию спутника, а только его «общее назначение» (статья IV). До настоящего времени ни разу не сообщалось о произведенном с военной целью запуске космического аппарата. Наконец, маркировка космических объектов, которая могла бы оказать неоценимую помощь в установлении государства, несущего международную ответственность за ущерб, причиненный космическим объектом, является только добровольной (ст. V).

Соглашение о Луне.

Соглашение о деятельность государств на Луне и других небесных телах от 5 декабря 1979 года, вступившее в силу 11 июля 1984 года, является последним общим договором международного космического права. Договор о Луне представляет собой совокупность общих принципов и конкретных положений, определяющие допустимые виды деятельности на Луне и других небесных телах. В нем указывается, что его положения применяются не только к Луне, но также и другим небесным телам солнечной системы, «за исключением тех случаев, когда вступают в силу конкретные правовые нормы в отношении любого из этих небесных тел». Основные положения в значительной степени подтверждают основополагающие принципы Договора по космосу и расширяют его положения об информировании (ст. 5 и 9) и положения о защите окружающей среды (ст. 7). В нем предусматривается, что «Луна используется… исключительно в мирных целях» (ст. 3.1), и «на Луне запрещается угроза силой или применение силы или любые другие враждебные действия или угроза совершения враждебных действий» (ст. 3.2).

Наиболее важным положением Соглашения является ст. 11, согласно которому Луна и ее природные ресурсы должны рассматриваться как общее наследие человечества. В данной статье содержится призыв к созданию международного режима для регулирования эксплуатации ресурсов, обнаруженных на Луне и других небесных телах, способного обеспечить рациональное использование ресурсов и справедливое распределение между всеми государствами-участниками благ, получаемых от этих ресурсов. Положения Соглашения имеют выраженную направленность на интернационализацию Луны и ее природных ресурсов сходную по смыслу с международным морским правом. Однако Соглашение о Луне и его будущие перспективы полны неопределенностей. Правовое содержание режима общего наследия человечества все еще является предметом обсуждения. Одни авторы считают это простым изложением позиции, в то время как другие признают в нем зарождающийся принцип международного права. Ратифицировать Соглашение о Луне ни США, ни Россия, похоже, не планируют.

Международная конвенция электросвязи.

В принятой 6 ноября 1982 года конвенции Международного союза электросвязи (МСЭ), регламентирующего вопросы международного использования радиочастотного спектра и геостационарной орбиты, нашли отражение основные принципы международного космического права. Одной из целей МЭС является обеспечение и расширение международного сотрудничества с целью усовершенствования и рационального использования всех видов электросвязи (ст. 4.1.а). Эффективное использование радиочастотного спектра достигается путем согласования и координации действий государства. Что касается геостационарной орбиты, предлагается ее использовать эффективно и экономично, обеспечивая справедливый доступ для всех государств-членов. В соответствии со статьей 33 геостационарная орбита признается в качестве ограниченного естественного ресурса и ее использование должно учитывать особые потребности развивающихся государств (ст. 33.2). Данное положение четко демонстрирует изменение философии МСЭ в отношении к вопросам регулирования использования таких ограниченных ресурсов.

Актуальные вопросы международного космического права.

Граница между воздушным и космическим пространством.

Договор по космосу устанавливает для космического пространства международно-правовой режим, совершенно отличный от режима воздушного пространства, находящегося под суверенитетом государства, над территорией которого оно расположено. Однако соглашения о том, где заканчивается режим воздушного пространства и начинается космического, не существует. Можно насчитать как минимум 35 теорий о том, где находится граница между воздушным и космическим пространством. Тем не менее ни одна из этих теорий не получила всеобщего признания среди юристов или государств. В правовом отношении наибольшее влияние имеют две школы мысли, возникшие на ранней стадии: функционалисты, которые в качестве решающего фактора рассматривают характер деятельности космического аппарата, а не физическое местоположение его деятельности, и пространственники, которые традиционно больше вниманию уделяют признанному территориальному суверенитету государств. В 1979 году Советский Союз представил рабочий документ КОПУОСу, в котором, среди прочего, указывалось, что пространство выше отметки 100 (110) км над уровнем моря следует считать космическим пространством. Несколько стран, включая США и Великобританию, выступали против этой инициативы, утверждая, что демаркационная линия не нужна и будет только препятствовать настоящей и будущей космической деятельности.

Вопрос об определении границы космического пространства становится еще более запутанным с учетом позиции нескольких экваториальных государств, заявивших, что геостационарная орбита из-за ее зависимого положения от земной гравитации должна находится под суверенитетом государств, над территорией которых она расположена. Данная позиция была решительно отвергнута. Если бы существовало международное соглашение, устанавливающее границу космического пространства, экваториальные государства, возможно, не стали бы выдвигать свои требования. Пока продолжается дискуссия о делимитации или ее необходимости, вопрос приобретает новое измерение с появлением космических челноков, которые свою миссию выполняют в качестве космических кораблей, но возвращаясь на Землю, планируют через воздушное пространство. Решение проблемы определения границы по-прежнему кажется труднодостижимым.

Защита космической среды.

В космосе отслеживается более пятнадцати тысяч космических объектов. Самыми очевидными рисками, связанными с растущим использованием космического пространства, являются перегруженность околоземного пространства, космический мусор, вредное воздействие, оказываемое на атмосферу и ионосферу ракетным топливом, и опасность радиоактивного загрязнения. Открытый характер космического пространства, а также существующие проблемы загрязнения земной поверхности свидетельствуют о необходимости разработки эффективных правовых мер защиты космической среды. Космическому экологическому праву придется иметь дело как с космическим мусором, так и с космическим загрязнением. Необходимо разработать нормы по удалению неактивных спутников и вообще по сокращению всего космического мусора. Сборка орбитальных станций в космическом пространстве еще сильнее увеличивает напряженность космического трафика. Будущая космическая деятельность должна подвергаться эффективным ограничениям по загрязнению, поскольку ее негативное воздействие может затрагивать весь земной шар.

Другая проблема, вызывающая озабоченность международного сообщества, связана с рисками, связанными с использованием ядерных источников энергии (ЯИЭ) в космическом пространстве. Особое внимание данному вопросу стало уделяться после распада над арктической территорией Канады в 1978 года советского спутника морского слежения «Космос-954». Этот инцидент привлек внимание к многолетней практике космических держав по запуску транспортных средств, перевозящих радиоактивные материалы, в космическое пространство без какого-либо международного контроля.

По разным оценкам от 25 до 100 спутников, оснащенных ЯИЭ, были размещены США, Россией и другими странами на земной орбите. Назрела необходимость разработки руководящих принципов для обеспечения безопасного использования ЯИЭ в космическом пространстве. Они могут содержать нормы предельно допустимой радиоактивности, стандарты защиты, предложения по сотрудничество государств, требования к наблюдению за космическими объектами и обмену информацией.

Коммерциализация космической деятельности.

Деятельность человека в космосе перешла от стадии научных исследований к коммерческой эксплуатации. В настоящее время во всех государствах ведется сокращение бюджетных расходов. Такая ситуация вместе с высокими затратами на будущую космическую деятельность потребует финансовой помощи со стороны государств и правительств. Показателен подход к коммерциализации спутниковых служб и коммерческая доступность вывода на орбиту. Существующие нормы международного космического права должны учитывать экономические и технические предпосылки, которые усиливают растущую коммерциализацию космической деятельности.

Можно с уверенностью ожидать, что роль частного предпринимательства в космической деятельности значительно возрастет как по общему объему, так и по отношению к государственной космической деятельности. Правовые основы такой коммерческой деятельности частных предприятий требуют дальнейшего уточнения.

Милитаризация космического пространства.

Возрастающую опасность милитаризации космического пространства нельзя недооценивать. Договор по космосу предусматривает лишь частичную его демилитаризацию. Появление новых технологий, таких как системы защиты от спутников, систем противоракетной обороны и стратегической обороной инициативы, требуют не только уточнения действующих норм, но и разработки новых альтернативных и возможно компромиссных правовых инструментов, направленных на ограничение и сокращение подобной активности.

Перспективы развития международного космического права.

Международное космическое право имело впечатляющее начало. Действующие соглашения о космическом праве и другие документы дают космической деятельности более четкие и безопасные правовые основы, чем те, которые можно найти в других видах деятельности, регулируемых международным правом. Как упоминалось выше, ряд проблем и препятствий, вероятно, могут затруднить достижение будущих международных договоренностей в области космического права и сделать их менее всеобъемлющими. Технологические, экономические и политические вопросы имеют и будут оказывать существенное влияние на будущее развитие международного космического права. Можно ожидать, что некоторые конкретные области космического права станут все более важными и потребуют уточнения действующих и создания новых правовых норм. Правовой вакуум, связанный с космическим пространством, постепенно заполняется, но в своем развитии международному космическому праву предстоит преодолеть еще немало препятствий.

Автор: Nicolas Mateesco Matte, опубликовано в Encyclopedia of Public International Law, vol. 11, 1989, pp. 303-308. © North-Holland, Amsterdam.