Международно-правовой режим Луны и других небесных тел.

Международно-правовой режим Луны и других небесных те Космическая гонка, инициированная «холодной войной» (1947-1991), привела к увеличению интереса космических держав к завоеванию Луны. В 1958 году ее поверхности достиг первый искусственный космический объект – советский космический аппарат «Луна 2», а в 1969 году на нее высадился американский астронавт Нейл Армстронг. Дальнейшее исследование космического пространства открывало перспективы последующего заселения Луны, использования ее ресурсов и расширения человеческого присутствия на других небесных телах. Эти далеко идущие планы требовали разработки правовой базы, которая могла бы гарантировать бесконфликтное сосуществования двух военных и политических блоков не только в космическом пространстве, но и на Луне и других небесных телах.

Основные принципы будущего права, регулирующего использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, были согласованы уже в принятой в 1963 году Декларации ООН о правовых принципах, регулирующих деятельность государств по исследованию и использованию космического пространства (Резолюция ГА ООН 1962 (XVIII); «Декларации ООН 1963 года»): небесные тела были объявлены открытыми для исследования и использования всеми государствами, но не подлежали национальному присвоению любыми средствами. Только четыре года спустя данные принципы были заменены обязательными нормами: Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела 1967 года («Договор по космосу»; ДК), кодифицировавшим и развивавшим основные принципы Декларации ООН 1963 года. Договор получил широкое признание со стороны международного сообщества (по состоянию на 1 июля 2017 года его ратифицировало 107 и подписало 23 государств). Его основные положения стали неотъемлемой частью международного обычного права.

Разработка более конкретизированного правового режима исследования и использования Луны и других небесных тел, нацеленный главным образом на создание международного режима для управления эксплуатацией природных ресурсов Луны, оказалось более сложной задачей: Соглашение о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года («Соглашение о Луне»; СЛ) получило лишь ограниченное признание (по состоянию на 1 января 2018 года его ратифицировало только 18 государств, однако к нему не присоединились такие космические державы как США, Россия, Китай, Индия и Япония). Причина сомнений в необходимости присоединения к данному соглашению может заключаться в применении режима общего наследия человечества к небесным телам и их природным ресурсам и обязательстве установить международный режим, регулируемый принципом справедливого распределения благ, получаемых от этих ресурсов между всеми государствами-участниками.

Сфера регулирования.

Материально-правовая сфера Договора по космосу точно не установлена: большинство его норм регулируют деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела. Отдельные положения касаются только Луны и других небесных тел (ст. IV (2), XII ДК), другие – исключительно небесных тел (ст. I (2) ДК); специальное положение ст. IV (1) СЛ ограничивается «орбитами вокруг Земли». В то время как ясно, что подразумевается под «Луной», согласие в отношении небесных тел или термина «космос» пока не достигнуто. К «небесным телам» относятся, как правило, все естественные объекты в космическом пространстве, за исключением запущенных человеком. Однако существуют сомнения в правильности такого неограниченного подхода в целом и возможности применения, созданного человеком правового порядка к неограниченной вселенной в частности.

В отличие от такой геоцентрической позиции Договора по космосу Соглашение о Луне ограничивает сферу своего регулирования Луной и другими небесными телами, включая их орбиты (ст. 1 (2) СЛ), пределами солнечной системы (ст. 1 (1) СЛ). Земля и внеземные материалы, которые достигают ее поверхности естественным путем (ст. 1 (3) СЛ) и небесные тела вне солнечной системы, явно не входят в сферу ее применения; если в будущем возникнет необходимость включения таких тел в его регламентационную базу, потребуется принять конкретные правовые нормы, расширяющие сферу действия Соглашения (ст. 1 (1) СЛ).

Нормы обоих договоров относятся исключительно к государствам (Ст. XIII ДК) и международными межправительственными организациями, которые осуществляют космическую деятельность (ст. 16 СЛ). Только государства и международные организации несут международную ответственность за осуществление национальной космической деятельности (ст. VI ДК, ст. 14 и 16 СЛ).

Основные принципы международно-правового режима Луны и других небесных тел.

Нормы Договора по космосу обладают общим и обязательным характером, выраженным либо путем ратификации Договора по космосу, либо основанном на самом их статусе международного обычного права, устанавливающего международно-правовой режим деятельности на Луне и других небесных телах. Они дополняются нормами Соглашения о Луне и несколькими специальными договорами, такими как Договор о запрещении испытания ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой 1963 года или Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возращении объектов, запущенных в космическое пространство 1968 года, которые являются обязательными для государств-участников. Основные принципы данного режима следующие.

Применение общего международного права.

Принцип, согласно которому деятельность на Луне и других небесных телах регулируется международным правом, в том числе Уставом ООН, уже был закреплен в резолюции 1721 (XVI) ГА ООН Международное сотрудничество в области использования космического пространства в мирных целях, и вновь подтвержден в статье III Договора по космосу и статье 2 Соглашения о Луне. Данное положение следует толковать как динамичную отсылку, подразумевающую, что все нормы, которые в данный момент времени составляют международное обычное право, должны применяться и в отношении Луны и других небесных тела; это означает, что, например, принцип запрещения угрозы силой или ее применения (ст. 2 (4) Устава ООН), или принципы, закрепленные в положениях Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года или любых других нормах, имеющих статус международного обычного права, как таковые применимы ко всем видам деятельности, связанным с исследованием и использованием Луны и других небесных тел.

Демилитаризация Луны и других небесных тел.

Принцип демилитаризации Луны и других небесных тел восходит к резолюции 1348 (XIII) ГА ООН от 1958 года, в которой признается общее стремление использовать космическое пространство исключительно в мирных целях и сформулировано желание избежать распространения на эту новую область существующего между государствами соперничества. Статья IV Договора по космосу устанавливает запрет на применение силы на Луне и других небесных телах: тогда как орбита вокруг Земли лишь частично демилитаризирована – она не должна использоваться для размещения объектов с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, Луна и другие небесные тела должны использоваться исключительно в мирных целях.

Использование военного персонала и оборудования в космических исследованиях допускается при условии, что оно осуществляется исключительно в мирных целях (ст. IV ДК, ст. 3 СЛ).

Запрет национального присвоения Луны и других небесных тел.

До начала космической эры Луна и другие небесные тела считались res nullius: это означало теоретическую возможность утверждения суверенитета на основе первичного присвоения. Однако уже резолюции ООН, касающиеся космической деятельности, предшествующие Договору о космосе (например, резолюция 1721 (XVI) ГА ООН 1961 года), оговаривали, что космическое пространство и другие небесные тела не подлежат присвоению государствами и подготовляли основание для изменения их режима на res extra commercium.

Вступление в силу Договора по космосу превратило такое положение в обязательную норму универсального международного права. Статья II Договора предусматривает запрет на национальное присвоение Луны и других небесных тел путем провозглашения на них суверенитета, путем использования или оккупации, или любыми другими средствами. К сожалению, прилагательное «национальный» открывает дверь для обсуждения вопроса о том, разрешено ли присвоение Луны или какой-либо ее части частным физическим или юридическим лицам.

Статья 11 Соглашения о Луне идет еще дальше: она запрещает присвоение Луны, небесных тел или их природных ресурсов; этот всеобъемлющий запрет относится не только к государствам и международным организациям, но также, как это явно указано, к неправительственным организациям и физическим лицам. Когда эксплуатация природных ресурсов Луны и других небесных тел «станет возможной», государства-участники обязуются установить международный режим для регулирования такой эксплуатации (ст. 11 (5) СЛ).

В настоящее время существует два исключения из запрета на присвоение, сформулированного в Соглашении о Луне, одно из них касается права на использование полезных ископаемых и других веществ небесных тел «для поддержания жизнедеятельности своих экспедиций в необходимых для этой цели количествах» (ст. 6 (2) СЛ). Второе исключение относится к праву собирать и вывозить с Луны образцы минералов и других веществ (ст. 6 (2) СЛ).

Свобода исследования.

Луна и другие небесные тела открыты для исследования всеми государствами, и провозглашается свобода научных исследований (ст. I (1) ДК, ст. 6 (1) СЛ). Должен быть свободный доступ во все районы небесных тел (ст. I (2) ДК, ст. 8 СЛ). Государства должны содействовать международному сотрудничеству в таких исследованиях (ст. I (3) ДК, ст. 4 (2) СЛ) и рассматривать просьбы других государств-участников о предоставлении им возможности для наблюдения за полетом запускаемых этими государствами космических объектов (ст. X ДК). Все станции, установки, оборудование и космические корабли на Луне и других небесных телах открыты для представителей других государств-участников на основе принципа «взаимности» (статья XII ДК).

Международное научное сообщество и Генеральный секретарь ООН должны быть проинформированы о результатах космической деятельности (ст. XI ДК, ст. 5 СЛ), особенно о явлениях, которые могли бы создавать угрозу для жизни или здоровья человека, а также о признаках любого вида органической жизни (ст. 5 (3) СЛ).

Свобода использования.

Луна и другие небесные тела, как часть космического пространства, в принципе открыто для использования всеми государствами (ст. I ДК). Однако эта свобода в явном виде ограничена несколькими конкретными положениями, наиболее важными из которых являются императивная норма об их использовании исключительно в мирных целях (ст. IV ДК, статья 3 СЛ), запрет на их присвоение (ст. II ДК, ст. 11 СЛ) и необходимость соблюдения должной осмотрительности (ст. IX ДК, ст. 4 СЛ).

Что касается эксплуатации природных ресурсов Луны и других небесных тел, то государства-участники Соглашения о Луне дополнительно обязуются установить международный режим, регулирующий их эксплуатацию (ст. 11 (5) СЛ).

Достояние всего человечества.

Статья I (1) Договора по космосу и статья 4 Соглашения о Луне провозглашают, что исследование и использование Луны является «достоянием всего человечества» и требует от государств осуществлять их на благо и в интересах всех стран. Соглашение о Луне усиливает этот подход и объявляет небесные тела и их природные ресурсы «общим наследием человечества». Из данного принципа вытекает несколько конкретных обязательств: участники Соглашения о Луне обязаны информировать Секретаря ООН и научное сообщество о любых природных ресурсах, которые они могут обнаружить на небесных телах (ст. 11 (6) СЛ); далее, как только эксплуатация этих ресурсов станет практически осуществимой, они установят международный режим (ст. 11 (5) СЛ), предусматривающий справедливое распределение между всеми государствами-участниками благ, получаемых от этих ресурсов (ст. 11 (7) (d) СЛ). Этот режим еще не установлен; такое pactum de contrahendo, т.е. соглашение о заключении договора, которое должно быть реализовано в порядке, предусмотренном для пересмотра Соглашения о Луне (ст. 18 СЛ), оттолкнуло ряд государств, занимающихся космической деятельностью, от присоединения к данному договору. Текущее положение с международным режимом района морского дна показывает, что вероятность разработки такого режима крайне мала.

Надлежащее соблюдение интересов других государств.

Свобода изучения и использования Луны и других небесных тел требует должного учета соответствующих интересов других участников (ст. IX ДК). Это отражается в обязанности разрешать на основе взаимности представителям других государств посещать после предварительного уведомления все установки, оборудование и космические корабли на Луне и других небесных телах (ст. XII ДК, ст. 3 СЛ); обязательстве устанавливать станции на Луне таким образом, чтобы они не препятствовали свободному доступу персонала, транспортных средств и оборудования других государств-участников во все районы Луны (ст. 9 (2) СЛ). Соответствующие процессуальные нормы включают обязательство провести предварительные консультации с другими участниками в случае возможности создания «потенциально вредных» помех деятельности других государств (ст. IX ДК), а также информировать другие государства-участники о планах своих действий, если они будит проводиться одновременно в том же районе, на той же орбите или траектории полета к Луне (ст. 5 (2) СЛ).

Охрана окружающей среды.

Принимая во внимание тот факт, что исследование небесных тел требует последующей защиты их среды, статья IX Договора по космосу требует от государств принятия мер, необходимых для предотвращения «вредного загрязнения» (прямого загрязнения) небесных тел, а также предотвращения неблагоприятных изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества (обратного загрязнения). На основе этого обязательства неправительственный Комитет по космическим исследованиям (КОСПАР), учрежденный Международным советом по науке в 1958 году, разрабатывает и утверждает рекомендации, имеющие высокую репутацию в научном сообществе. Кроме того, несколько комических держав (например, США, Франция) и Европейское космическое агентство приняли конкретные нормы, направленные на реализацию данного принципа.

Соглашение о Луне выходит за рамки обязательства избегать «вредного загрязнения» окружающей среды и требует принятия мер для «предотвращения нарушения сформировавшегося равновесия» лунной среды (ст. 7 (1) СЛ); такие меры могут включать объявление некоторых областей, представляющих особый научный интерес, «международными научными заповедниками» (ст. 7 (3) СЛ).

Сравнение с другими международными правовыми режимами.

Международный режим Антарктиды использовался в качестве модели для правового режима Луны и других небесных тел. Основными общими чертами обоих режимов являются демилитаризация, а также свобода научных исследований. Ключевые различия заключаются в существующих исторических претензиях на территориальный суверенитет над Антарктикой в сравнении с отсутствием и изначальным запретом провозглашения суверенитета на Луне и других небесных телах, а также в запрете любой деятельности, связанной с минеральными ресурсами, в Антарктике (Протокол об охране окружающей среды к Договору об Антарктике [подписан 4 октября 1991 года, вступил в силу 14 января 1998 года]) в отличие от перспективы установления международного режима регулирования эксплуатации природных ресурсов Луны и других небесных тел.

Международному режиму морского дна и международно-правовому режиму Луны и других небесных присущи некоторые общие черты: провозглашение их общим наследием человечества, запрет на присвоение путем установления суверенитета и перспектива создания международного режима для управления их природными ресурсами. Они отличаются степенью демилитаризации: в то время как Луна и другие небесные тела должны использоваться исключительно в мирных целях, международный режим морского дна лишь ограничивает размещение ядерного оружия или оружия массового уничтожения (см. Договор о запрещении размещения на дне морей и океанов и в его недрах ядерного оружия и других видов оружия массового уничтожения [заключен 11 февраля 1971 года, вступил в силу 18 мая 1972 года]).

Перспективные тенденции.

Международно-правовой режим Луны и других небесных тел является неотъемлемой частью международно-правовой базы по исследованию и использованию космического пространства, основанной главным образом на Договоре о космосе. Ее недостаток состоит в том, что система, предусмотренная Договором по космосу, является фрагментарной и неточной. Ключевое преимущество заключается в том, что основополагающие правила, на которых основывается данный режим – запрет на присвоение, демилитаризации и свобода исследования Луны и других небесных тел, получили широкое международное признание и, как правило, рассматриваются в качестве норм международного обычного права. Эта ситуация не подвергается сомнению даже с учетом того, что отдельные частные фирмы выставляют на продажу «наделы» на Луне, игнорируя запрет на присвоение: как usus longaevus (обычай, освященной давностью), так и opinio iuris (убежденность в правомерности) государств – единственных или, по крайней мере, самых важных, акторов, способных создавать нормы международного права, препятствуют подобному изменения одного из основных столпов действующего космического права.

Специальные положения Соглашения о Луне являются обязательными только для незначительного числа государств. Из-за трудностей, связанных с нахождением консенсуса относительно создания справедливой и работоспособной системы использования природных ресурсов, ядро этого международного соглашения, а именно создание международного режима эксплуатации природных ресурсов Луны и других небесных тел, по-видимому, далеко от реальности и обретения статуса международного права.

Тем не менее, в связи с новыми планами по созданию поселений на небесных телах и эксплуатации минеральных ресурсов Луны для поддержания жизнедеятельности, вопросы, касающиеся интерпретации положений Договора по космосу и Соглашения о Луне в соответствии с такими потребностями, вновь поднимаются в международной повестке дня. Кроме того, совершенствование нынешней системы охраны окружающей среды Луны и небесных тел превращается в одну из наиболее обсуждаемых проблем.

Заключение.

Враждебная среда небесных тел и потенциально опасные условия для жизни человека в космическом пространстве сделали границы между существующими двумя стратегическими блоками менее заметными: принимая во внимание, что разработка международно-правового режима исследования и использования Луны и других небесных тел происходила в период холодной войны, его дух и содержание на удивление неконфронтационные, направленные на укрепление международного сосуществования и, с определенной долей условности и осторожности, на поощрение международного сотрудничества. Хотя напряженность между военными блоками ослабла, внешняя среда и удаленность от Земли остались прежними, сделав сотрудничество в духе данного режима непреложным условием для любого правового регулирования.

Автор: Mahulena Hofmann. Moon and Celestial Bodies [Электронный ресурс] // Max Planck Encyclopedia of Public International Law.