Комбатант

 

Комбатанты

Концепция комбатантов занимает особое место в системе международного гуманитарного права. Одной из определяющих характеристик современного государства является монополия на законное применение силы. Только государственные органы имеют право в определенных обстоятельствах использовать силу в пределах территории государства и за ее пределами. Таким образом, исторически статус комбатантов присваивался личному составу регулярных вооруженных сил государства, которые осуществляют право государства на использование силы для защиты своих интересов. Поэтому только комбатанты имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях.

Комбатанты не могут быть привлечены к ответственности за участие в военных действиях. Тем не менее, они могут подвергаться нападению, пока не попадут в руки неприятеля или выведены из строя. Попав во власть неприятеля, если соблюдают персональные требования отличия от гражданских лиц, они получают статус военнопленного. Эти требования, призванные содействовать защите гражданского населения от последствий военных действий, формулируются как условия получения и сохранения статуса комбатанта. Несоблюдение данных требований лишает комбатанта статуса военнопленного, а также иммунитета к судебному преследованию.

Комбатанты в международном праве.

Комбатант (сражающийся) — лицо, входящее в состав вооруженных сил одной из сторон международного вооруженного конфликта (ст. 3 приложения к Гаагской конвенции 1907 года и ст.43, п. 2 Дополнительного протокола I). Никто не может стать комбатантом лишь по собственной воле; он должен принадлежать к группе, которая, в свою очередь, должна принадлежать одной из сторон международного вооруженного конфликта, то есть государству (ст. 2 общая для Женевских конвенций I-IV) либо национально-освободительному движению (ст. 1, п. 4 Дополнительного протокола I).

Все ли члены регулярных государственных вооруженных сил являются комбатантами? Статья 3 приложения к Гаагской конвенции 1907 года может вызвать путаницу, поскольку в ней говорится, что «вооруженные силы воюющих сторон могут состоять из сражающихся и несражающихся», и обе категории пользуются правами военнопленных. Категория несражающихся, указанная в данной статье, включала, например, поваров и других членов вооруженных сил, не принимавших непосредственного участия в боевых действиях.

Однако в современной терминологии такое различие не проводится. Практически все участники, вне зависимости от исполняемых функций, являются комбатантами, то есть могут принимать непосредственное участие в военных действиях и подвергаться нападению (ст. 43, п. 2 Дополнительного протокола I). Однако военный медицинский и религиозный персонал не являются комбатантами. Они не могут непосредственно участвовать в военных действиях, не могут подвергаться нападению и не считаются военнопленными, если попадут во власть неприятеля. В подобном случае они должны быть освобождены и репатриированы, если их задержание не требуется для ухода за военнопленными.

Женевская конвенция III.

Строго говоря, ст. 4 Женевской конвенции III применяется не только к сражающимся. Тем не менее, к категории лиц, пользующихся статусом военнопленных, относятся преимущественно комбатанты.

  • Текст статьи 4, ч. A, п. 1 Женевской конвенция III, гласящий, что «личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте, а также личный состав ополчения и добровольческих отрядов, входящих в состав этих вооруженных сил» считаются военнопленными, если попадут во власть неприятеля, подтверждает, что данные лица являются комбатантами.
  • Статья 4, ч. A, п. 3 Женевской конвенция III дополнительно причисляет к сражающимся «личный состав регулярных вооруженных сил, считающих себя в подчинении правительства или власти, не признанных держащей в плену державой».
  • Развивая условия ст. 1 Гаагских положений, ст. 4, ч. A, п. 2 Женевской конвенции III добавляет к комбатантам «личный состав других ополчений и добровольческих отрядов», если они отвечают следующим условиям:
    1. имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных,
    2. имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак,
    3. открыто носят оружие; и
    4. соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.
  • Повторяя исключение, допущенное в ст. 2 Гаагских положений, статья 4, ч. A, п. 6 Женевской конвенции III подтверждает статус сражающихся для отдельных гражданских лиц на неоккупированной территории, не входящих в состав какой-либо вооруженной группы, которые при приближении неприятеля стихийно по собственному почину берутся за оружие, но только в том случае, если они носят оружие открыто и соблюдают законы и обычаи войны. Жители оккупированной территории не имеют подобной привилегии.

Дополнительный протокол I.

В статье 43 Дополнительного протокола I применяется более широкая и обобщенная концепция вооруженных сил. Вооруженные силы включают все организованные вооруженные группы и подразделения, находящихся под командованием лица, ответственного перед стороной конфликта, при условии, что такие силы подчиняются внутренней дисциплинарной системе, которая, в частности, обеспечивает соблюдение международного гуманитарного права. Члены таких групп являются комбатантами.

Однако сражающийся сохраняет свой статус и статус военнопленного только в том случае, если соблюдает обязательство отличить себя от гражданского населения (открыто носит оружие, соответствующую форму, знаки отличия, и т. п.) в ходе подготовки или проведения военной операции.

Статья 44, п. 6 Дополнительного протокола I добавляет, что ни одно лицо, являющееся комбатантом в соответствии с Женевской конвенцией III, не может быть лишено своего статуса в соответствии с Дополнительным протоколом I.

Отдельные категории участников вооруженных конфликтов.

Наемники.

Согласно статье 47 Дополнительного протокола I наемники не являются комбатантами и военнопленными. Одно из условий, определяющих статус наемника – не состоять в вооруженных силах стороны конфликта, является нормой международного обычного права. Действительно, в соответствии с обычным и договорным гуманитарным правом первое условие, которое должно соблюдаться для получения статуса военнопленного – принадлежать к личному составу вооруженных сил одной из сторон международного вооруженного конфликта.

Шпионы.

В соответствии со статьей 46 Дополнительного протокола I, подтверждающей положения международного обычного права, лица, захваченные во время занятия шпионажем, не имеющее на себе форменной одежды, не имеют права на статус военнопленного и привилегии комбатанта.

Дети-солдаты.

Дети-солдаты – это категория сражающихся, которая пользуется особым международным вниманием. В международных вооруженных конфликтах, как указано в ст. 77, п. 2 Дополнительного протокола I, государства должны предпринимать все «практически возможные меры для того, чтобы дети, не достигшие пятнадцатилетнего возраста, не принимали непосредственного участия в военных действиях». В любом случае, дети-солдаты, которые попали во власть одной из сторон конфликта, независимо от того, имеют ли они статус военнопленных, также пользуются дополнительной защитой для детей предусмотренной, в частности, в ст. 77 Дополнительного протокола I.

Незаконные комбатанты.

Согласно вышеизложенным правилам, некоторые лица, принимающие непосредственное участие в военных действиях, не являются комбатантами или утрачивают статус военнопленного. Такие лица могут рассматриваются как «непривилегированные комбатанты» или «непривилегированные сражающиеся», поскольку они лишаются права применять военное насилие. Их также можно назвать «незаконными комбатантами», поскольку их деятельность не санкционирована международным гуманитарным правом (например, потому что они не соблюдают требования для законных комбатантов). Акты насилия, совершенные такими лицами, могут быть наказаны в соответствии с внутренним уголовным законодательством задержавшей его стороны, но его деяния как таковые не являются военным преступлением.

Комбатанты в немеждународных вооруженных конфликтах.

Международное гуманитарное право немеждународных вооруженных конфликтов не содержит ни каких упоминаний ни о комбатантах, ни о статусе комбатанта или военнопленного. Действительно, ни одно государство не станет признавать, что его собственные граждане, участвующие в вооруженном противостоянии против правительства или друг против друга, имеют право безнаказанно совершать акты насилия, даже при соблюдении требований международного гуманитарного права. Поэтому международное гуманитарное право немеждународных вооруженных конфликтов просто обеспечивает основные гарантии гуманного обращения для всех тех, кто не принимает или перестал принимать участие в военных действиях, «включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие», в соответствии со статьей 3, общей для Женевских конвенций I-IV.